Музыка и поэзия - Страница 2 - intoclassics.net - форум
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 12«12341112»
intoclassics.net - форум » Все остальное » О чем угодно » Музыка и поэзия (Скромная неконфликтная тема)
Музыка и поэзия
legoruДата: Среда, 09 Декабрь 09, 20:08 | Сообщение # 16
Группа: Проверенные
Сообщений: 4177
Статус: Offline
Пушкин он конечно Пушкин, но... :) Ладно

В школе драматического искусства
Франсуа Шаплен играет Дебюсси.

Ах, Господи, помилуй и спаси.
Над Сретенкой летает Дебюсси.
Из "Глобуса" слияние причин
Шахидкою теряется в ночи...
От "Мертвых листьев" истекает след
В московский недовысказанный бред.
По детски улыбается Шаплен.
Тень Дебюсси колеблется у стен,
И девочка - арбатская шиза,
На корточки встает под образа,
И молится, Господь ее простит,
За всех, кто ею был убит
Во чреве, начиненном наркотой.
Сияет ночь луною золотой.

Тина Шанаева

Добавлено (09 Декабрь 09, 20:08)
---------------------------------------------
Над Сретенкой летает Дебюсси.
В Покровско-Стрешневе звучат этюды Глюка.
А Моцарт по мистическому кругу всея Москвы
Летает наобум.


Music is enough for a lifetime, but a lifetime is not enough for musiс!
 
galjatuДата: Среда, 09 Декабрь 09, 20:34 | Сообщение # 17
Группа: Проверенные
Сообщений: 1168
Статус: Offline
Сергей Вакуленко. Сонеты

-----------------1-------------------

И сторожит безглазая беда
И пенится вино сердечной смуты
Невзрачны месяцы пусты минуты
Жизнь канула неведомо куда

Дожди недоумений и невзгод
Размыли память. Дорогие лица
На дне потока. Сон и небылица.
Затмение на час на день на год...

Но музыка мой бич и крест и дар
Сквозит наперекор изнеможениям
Наступит час и светоизвержением

Она нежнейший нанесет удар
По скорлупе в которой дух томится.
Тюремщик спит. Распахнута темница.

----------------------8--------------------

Ограды и дворы проходы щели поры
Оплел и пропитал промозглый и глухой
Туман. Светильники повисли без опоры
И в Мойке расцвели меж лиственной трухой

Иззябших горемык в лепном ларце Капеллы
Сияньем до стропил вознес хоральный вал
В глубь голубых пространств напев пурпурный звал
И рай высвечивал в душе оторопелой

Вместил и оправдал ВСЕ озаренный миг
Недоумения оплошности обманы
Томление и стыд. И страх смертельный сник

И звукам слух открыт. Рад как небесной манне.
Пленительный напев в последний раз возник.
Мы по двору бредем шатаясь как в дурмане.

------------------------16---------------------

Медлительно как из кувшина мед
Глубокий голос льется над домами.
К заутрене ли колокол зовет
Или кого-то отпевают в храме

Невидимом. Вибрирующий свод
Над крышами над буднями над снами
Сияет дивно и поет над нами
Оберегая среди мертвых вод

От беспробудных смут и суеты
От злобы дня и той угрюмой злобы
Что горечью от горла до утробы

В нас оседает выжигая стыд.
Остались бы бесплодны мы как гробы
Но тайный звук хранит от пустоты.


Галина

Сообщение отредактировал galjatu - Среда, 09 Декабрь 09, 20:35
 
legoruДата: Среда, 09 Декабрь 09, 21:02 | Сообщение # 18
Группа: Проверенные
Сообщений: 4177
Статус: Offline
galjatu, строго как :)

Ещё хрестоматийное

«Quod liced Jovi, non licet bovi»

Каждый пред Богом наг.
Жалок,наг
и убог.В каждой музыке
Бах,
В каждом из нас
Бог.
Ибо вечность -
богам.
Бренность -
удел быков...
Богово станет
нам
Сумерками богов.
И надо небом
рискнуть,
И, может быть,
невпопад
Еще не раз нас
распнут
И скажут потом:
распад.
И мы завоем
от ран.
Потом
взалкаем даров...
У каждого свой
храм.
И каждому свой
гроб.
Юродствуй,воруй,
молись!
Будь одинок,
как перст!..
...Словно быкам
хлыст,
вечен богам
крест

Иосиф Бродский, "Стихи под эпиграфом"

Добавлено (09 Декабрь 09, 21:02)
---------------------------------------------
Кстати, о муз вкусах Бродского
http://imwerden.de/pdf/brodsky_o_muzyke.pdf


Music is enough for a lifetime, but a lifetime is not enough for musiс!
 
NoraДата: Среда, 09 Декабрь 09, 21:46 | Сообщение # 19
Группа: Пользователи
Сообщений: 23
Статус: Offline
ШОПЕН.

Кто в кружева вспененные Шопена,
Благоуханные, не погружал
Своей души? Кто слаже не дрожал,
Когда кипит в отливе лунном пена?

Кто не склонял колени - и колена!-
Пред той, кто выглядит как Идеал,
Чей непостижный облик трепетал
В сетях его приманчивого плена?

То воздуха не самого ли вздох?
Из всех богов наибожайший бог -
Бог музыки - в его вселился оpus,

Где все и вся почти из ничего,
Где всеобъемны промельки его,
Как на оси вращающийся глобус!

Игорь Северянин,1926.

Добавлено (09 Декабрь 09, 21:46)
---------------------------------------------
Чайковский.

Прослышанье потусторонних звуков.
Безумье. Боль. Неврастения. Жуть.
Он разбудил звучащую в нас суть
И, показав, исчезнул, убаюкав.

Как жив он в нас, он будет жив для внуков,
Он, чьим мотивом можно бы вздохнуть.
Его забыть ли нам когда-нибудь,
Кто в сердце оживлял так много стуков?

И позабыть ли нам порыв простой,
Как на Канавке Зимней в час пустой
Во встречу с Лизой верили упрямо?

И знали на Литейном особняк,
Где перед взорами ночных гуляк
Мелькала в окнах Пиковая Дама...

И.Северянин, 1926.

 
igoralДата: Среда, 09 Декабрь 09, 22:10 | Сообщение # 20
Группа: Пользователи
Сообщений: 207
Статус: Offline
Edna St. Vincent Millay:
On Hearing a
Symphony of Beethoven

Sweet sounds, oh, beautiful music, do not cease!
Reject me not into the world again.
With you alone is excellence and peace,
Mankind made plausible, his purpose plain.
Enchanted in your air benign and shrewd,
With limbs a-sprawl and empty faces pale,
The spiteful and the stingy and the rude
Sleep like the scullions in the fairy-tale.
This moment is the best the world can give:
The tranquil blossom on the tortured stem.
Reject me not, sweet sounds; oh, let me live,
Till Doom espy my towers and scatter them,
A city spell-bound under the aging sun.
Music my rampart, and my only one

Отпела, отплясала и прошла
поэзия гармони деревенской.
А как высоко голову несла
в запевке вологодской и смоленской.

До петухов, бывало, топоча,
как разливалась ливенкой и хромкой,
и свешивалась с левого плеча,
умея быть и тихою и звонкой.

Не то беда, что весельчак не тот,
что табунка не слышно у скамейки,
а то, что деревенский коновод
и во поле поет от батарейки.

А если где и встретишь смехача,
-Сыграй, - попросишь сукиного сына,-
плечами поведет...и - Ча-ча-ча! -
кудерьками тряхнет, и - Арлекино.

Олег Чухонцев

 
Radix_peregrumДата: Среда, 09 Декабрь 09, 22:53 | Сообщение # 21
Группа: Модераторы
Сообщений: 826
Статус: Offline
ну, и куда же нам без этого:

* * *
Жил Александр Герцович,
Еврейский музыкант,-
Он Шуберта наверчивал,
Как чистый бриллиант.

И всласть, с утра до вечера,
Заученную вхруст,
Одну сонату вечную
Играл он наизусть...

Что, Александр Герцович,
На улице темно?
Брось, Александр Герцович,
Чего там?.. Всё равно...

Пускай там итальяночка,
Покуда снег хрустит,
На узеньких на саночках
За Шубертом летит.

Нам с музыкой-голубою
Не страшно умереть,
А там - вороньей шубою
На вешалке висеть...

Все, Александр Герцович,
Заверчено давно,
Брось, Александр Скерцович,
Чего там?.. Всё равно...

27 марта 1931
Осип Мандельштам.


Тихо, тихо ползи,
Улитка, по склону Фудзи
Вверх, до самых высот!


Сообщение отредактировал Radix_peregrum - Среда, 09 Декабрь 09, 22:54
 
legoruДата: Четверг, 10 Декабрь 09, 20:01 | Сообщение # 22
Группа: Проверенные
Сообщений: 4177
Статус: Offline
Гайдн. Симфония № 45

Я люблю эти дни, когда замысел весь уже ясен и тема угадана,
а потом все быстрей и быстрей, подчиняясь ключу,-
как в "Прощальной симфонии" - ближе к финалу - ты помнишь,у Гайдна -
музыкант, доиграв свою партию, гасит свечу
и уходит - в лесу все просторней теперь - музыканты уходят -
партитура листвы обгорает строка за строкой -
гаснут свечи в оркестре одна за другой - музыканты уходят -
скоро-скоро все свечи в оркестре погаснут одна за другой -
тихо гаснут березы в осеннем лесу, догорают рябины,
и по мере того как с осенних осин облетает листва,
все прозрачней становится лес, обнажая такие глубины,
что становится явной вся тайная суть естества,-
все просторней, все глуше в осеннем лесу - музыканты уходят -
скоро скрипка последняя смолкнет в руке скрипача -
и последняя флейта замрет в тишине - музыканты уходят -
скоро-скоро последняя в нашем оркестре погаснет свеча...
Я люблю эти дни, в их безоблачной, в их бирюзовой оправе,
когда все так понятно в природе, так ясно и тихо кругом,
когда можно легко и спокойно подумать о жизни, о смерти, о славе
и о многом другом еще можно подумать, о многом другом

Юрий Левитанский

Добавлено (10 Декабрь 09, 20:01)
---------------------------------------------
Симфонии Брукнера

Когда я любил симфонии Брукнера
меня умиляли его длинноты
его партитуры и знаки нотные
такие величественные как будто
ты перенёсся во время иное

И всё несоразмерно огромно
медлительные великаны слушают
а там внизу суетятся гномы
и зарываясь в пыльные норы
ищут где потеплей и посуше

Турчипский


Music is enough for a lifetime, but a lifetime is not enough for musiс!
 
NoraДата: Четверг, 10 Декабрь 09, 20:09 | Сообщение # 23
Группа: Пользователи
Сообщений: 23
Статус: Offline
МУЗЫКА.

В ней что-то чудотворное горит,
И на глазах ее края гранятся.
Она одна со мною говорит,
Когда другие подойти боятся.
Когда последний друг отвел глаза,
Она была со мной в моей могиле
И пела словно первая гроза
Иль будто все цветы заговорили.

А.Ахматова, 1957-1958.

 
legoruДата: Четверг, 10 Декабрь 09, 20:19 | Сообщение # 24
Группа: Проверенные
Сообщений: 4177
Статус: Offline
Вот какие стихи нашёл - у автора слов не хватает от восторга, он их точками заменил :)

Музыке Шостаковича

............................................................
оркестр ...................................................
............................. вздохнул .....................
мощней ....................................................
............................... стихий - ...................
............................................................
дух .......................................................
........ ввысь захвачен, ...................................
.............................. но в пропасть ...............
.............................................. пал вновь ...
............................................................
............................................................
лишь мысль ................................................
................................. одну .....................
петлей ....................................................
.............................. в стихи - ...................
............................................................
........ ШОСТАКОВИЧ - ......................................
...................................... МОЯ ЛЮБОВЬ! .........
............................................................

(без подписи)


Music is enough for a lifetime, but a lifetime is not enough for musiс!
 
mvd23Дата: Четверг, 10 Декабрь 09, 20:46 | Сообщение # 25
Группа: Проверенные
Сообщений: 282
Статус: Offline
музыка в моей жизни / 30.12.2005

* Александр Левин
Мызка в моей жизни

Готовя меня к появлению на свет, моя мама усиленно ходила в консерваторию. Она считала, что это полезно для ребенка. Авторов и произведения, которые мы с ней тогда слушали, я сейчас вряд ли припомню, тем не менее музыка появилась «в моей жизни» чуть раньше, чем началась сама жизнь.
Лет семи от роду меня стали время от времени отвозить на весь день к теткам Лизе и Густе в Большой Вузовский переулок. Там я много времени проводил возле радиолы (дома ничего такого не было), ставя на нее тяжелые пластинки на 78 оборотов и пластинки полегче — на 33, с пятой и девятой симфониями Бетховена, сороковой симфонией Моцарта, увертюрами из опер «Оберон» и «Вильгельм Телль» и другими красивыми и смутно знакомыми мелодиями. До сих пор все это помню практически наизусть.
Потом меня хотели учить музыке. Меня даже начали учить музыке. В течение двух лет я дважды в неделю ходил к учительнице (имени ее и внешнего вида не помню), которая велела мне ударять по клавише средним пальцем, высоко поднимая руку и двигая ее по этакой крутой параболе — это называлось нон-легато. Учительница все время хватала меня за руку, потому что кривая вычерчивалась какая-то не такая и средний палец стоял как-то не так.
Играть по нотам мне не нравилось, но я терпел. Точно так же, как не нравилось мне по полчаса сидеть на полусогнутой ноге, заложив руку за спину, в секции конькобежного спорта на стадионе «Буревестник» в Самарском переулке. Но туда я, по крайней мере, ходил не один, а с другом детства Борей, которому это почему-то нравилось. А тут компании не было.
Ноты выучивались плохо (и на коньках я бегал неважно — впрочем, это уже к теме «Спорт в моей жизни»). Ошибался, сбивался. Не прикалывало, как я бы сейчас выразился. До поры до времени с этим можно было мириться, но когда группа продленного дня, в которую меня определили родители, стала дважды в неделю ходить в кино, в расположенный неподалеку кинотеатр «Горн»1 — как раз в те дни и часы, когда я сидел с учительницей! — терпению моему пришел конец. Нельзя так издеваться над учеником третьего класса.
Да хоть и четвертого!
На сем занятия кончились. Нотация осталась недовыученной: на каких линеечках стоят ноты в скрипичном ключе, я еще знал, в басовом путался.
Принудиловка кончилась, а музыка, наоборот, началась. Я стал играть уже по своей воле. И сразу стало понятно, что без нот — гораздо лучше.
На этом этапе опять необыкновенно важную роль сыграла моя мама. Она обучила меня всему, что умела сама. Правда, умела она не так чтобы много — могла изобразить только некое народное произведение под названием «Цыганочка». Но этого оказалось достаточно, потому что в «Цыганочке» присутствовало все, что требуется для понимания основ музыкальной гармонии — аккорды фа-минор, до-минор и соль-мажор. Как я бы сейчас выразился: субдоминанта, тоника и доминанта.
Потом, действуя по аналогии, я самостоятельно выучился играть народное произведение под названием «Яблочко». А дальше пошло-поехало. Для других произведений трех аккордов уже не хватало, пришлось недостающие отыскивать самому. Потом обнаружились другие тональности — до-мажор, ля-минор, ми-минор. А там и ре-минор с си-бемолем...
Я проводил за инструментом довольно много времени, к концу школы доходило до трех-четырех часов в день. Играл что попало — что приходило в голову. Подбирал песни и играл всякие из них смеси, причем самым важным мне казалось отыскать правильные аккорды, тогда как мелодия никакой загадки не представляла.
А потом среди этого шума и топота лет в 13-14 стали вдруг появляться мелодии, которых я раньше вроде бы не слыхал, — стало что-то как бы сочиняться.
Впрочем, первый блин вышел традиционно комом (дот-комом, как я бы сейчас выразился). Я придумал замечательную мелодию, подобрал аккорды к ней и стал гордо исполнять — маме, папе и всяческим гостям. Но однажды вместе со своей мамой к нам в гости пришла моя двоюродная сестра Оля (на самом деле она приходилась мне теткой, но это выяснилось уже потом), которая занималась музыкой конвенциональным способом — в музыкальной школе. Прослушав мое первое гениальное творение, безжалостная родственница воскликнула: «Это же «Маленький наездник» композитора такого-то!». Тщетно было доказывать, что это другой «Юрий Милославский».
Так я узнал, что с музыкой надо держать ухо востро. Не всякая придуманная тобой мелодия и правда придумана тобой. Очень часто она просто была когда-то услышана (где я мог слышать этого «наездника»? но где-то же слышал!), а потом неожиданно выплыла из памяти — без этикеток и опознавательных знаков. Музыка вообще штука бессловесная, этикеточки прилепить к каждому мелодическому хвостику очень трудно. Надо проверять, тщательно проверять, понял я. Показывать знакомым: если кто-то вспомнит что-то похожее, немедленно, пока еще не остыло и не застыло, устранять сходство, изменяя совпадающие части. Устранить сходство можно всегда, надо только сделать над собой (и мелодией) некоторое усилие, пойти на определенные жертвы: немного как бы ухудшить мелодию, чтобы она стала уже полностью твоей. (На самом деле ухудшение чаще всего оказывается мнимым.)
Но при этом ты сам должен чувствовать, в чем это сходство заключается. Иногда мне говорили, что, мол, эта мелодия похожа на вот такую-то, а я сходства не усматривал почему-то. Тогда и сделать ничего не удавалось. Как быть в этой ситуации, не понимаю до сих пор.
Впрочем, еще позднее я пришел к утешительному выводу, что всякая красивая и прилипчивая мелодия неизбежно похожа на какую-то другую — или другие. Все они взяты с одного поля, так сказать, предвечной гармонии, великих математических закономерностей вселенной... Однако этот вывод пришел ко мне в виде интуитивного озарения и никогда не был мною доказан. (Хотел бы я посмотреть на того, кто его докажет!)
Короче говоря, за «Маленьким наездником» последовали другие мелодии, про которые уже никто не говорил, что они придуманы кем-то другим (хотя, теоретически рассуждая, они наверняка уже были придуманы задолго до меня, а может, и не один раз). Появилась тонкая нотная тетрадочка формата, как я сейчас бы сказал, А4, куда я стал заносить мелодии, вылезавшие из-под рук в процессе музицирования иной раз по нескольку штук за день2.
Вскоре пришлось купить «Самоучитель игры на фортепьяно», в котором мне поведали некоторые потрясающие подробности из жизни музыки. В результате степень моей музыкальной безграмотности несколько сократилась. Еще позднее, лет через десять, я пролистал учебники музыкальной теории, что-то даже прочел, а кое-что из прочитанного помню и сейчас.

Добавлено (10 Декабрь 09, 20:46)
---------------------------------------------
Из чего происходила музыка.
В школьные годы на слуху были советские песни разного рода (эстрадные и из старых фильмов), а также некоторые очень редкие иностранные хиты, просачивавшиеся сквозь советскую цензуру на среднего размера пластиночках (не сингл, но и не «гигант») из серии «Всем, кто любит песню». Появлялись какие-то испанские, французские, английские, американские песни, которые нравились. Но настоящим ударом стала песня «Девушка» композиторов Д. Леннона и П. Маккартни. Помнится, была эта песня последней на пластинке (все хорошее норовили поставить подальше, в самый конец диска — в тайной надежде, что слушатель3 устанет и до этого места не дослушает). После эстрадных песен советских композиторов и исполнителей из стран социалистического содружества.
Очень хорошо помню, как песня «Девушка» заканчивалась, иголка доезжала до конца, а я (предварительно отключив автостоп) хватал ее и со скрипом ставил в начало песни. И так несчетное количество раз — не сходя с места. Мучительная сладость, как сказал поэт.
Впрочем, до этого был похожий случай — с песней молдавской группы «Норок», если не ошибаюсь. Тоже гонял по кругу и страшно балдел, но тут все же удар был посильнее. Потом это состояние время от времени повторялось. С какими-то медленными и красивыми песнями Beatles (вроде While My Guitar Gently Weeps или I'm Only Sleeping), с некоторыми песнями Маккартни, Элтона Джона (помню, как, слушая сладостно красивую песню I've Seen That Movie Too, я как бы злился на нее и как бы говорил ей, почти что вслух: вот погоди, скоро ты мне надоешь, и больше не стану тебя слушать!), Саймона с Горфункелем, Pink Floyd, Jethro Tull и т. п.
Чем больше вокруг хорошей музыки, тем легче пишется своя. Тонкая тетрадочка вскоре закончилась, появилась другая, толстая — ее хватило лет на пять. «Музыка в моей жизни» стала разрастаться. Вместо одной-двух строчек песенки стали занимать по полстраницы убористой записи: нотами — мелодия, буквами — гармония, мелкими нотами — бас.
Мелодии я не просто играл, а стал еще и петь. Кроме того, начиная с девятого класса, обученный школьным другом Володей некоторым азам, я стал поигрывать и на гитаре. И тоже подбирал любимые песни и пел их4.
Сами понимаете, петь все время «ля-ля» неинтересно. Русский текст придумать я был не в состоянии (это и теперь непросто — ритмика тех моих песенок была сложная, переменная, причем сплошь под англоязычный текст заточенная), а когда что-то такое и придумывалось, выходило не очень здорово. Самое неприятное, что музыка от плохого текста сразу портилась. Так что в основном я пел некую непонятную англоязычную «рыбу» вместо текста.
Образовалась сия «рыба» после того, как школьные друзья дали мне переписать несколько катушек с песнями Beatles. Все это великолепие, обрушившееся на меня одномоментно, непрерывно циркулировало в голове, песни перемешивались, переходили одна в другую (до сих пор помню наизусть все песни Beatles). Я немедленно стал все это подбирать и петь. Пел пачками, без перерывов и переходов. Текстов точных не знал — пел что-то схожее по звучанию, а чего не запомнил — заменял англоподобными фразами, скомпилированными из разных других песен.
Из этого же набора случайным образом выбирались слова, которыми я сопровождал и свои собственные песенки. Слова были вроде нормальные, а сочетания их, наоборот, вполне бессмысленные. К счастью среди моих знакомых не было серьезных знатоков английского языка, которые смогли бы поднять меня на смех и тем самым прервать мой творческий рост.
Но проблема с текстами вскоре все равно возникла. Пока просто поешь песенку, все нормально: сегодня одни бессмысленные слова пропелись, завтра другие (экспромт, экспромт!). Но потом я стал придумывать аранжировки к песням. Было у меня два катушечных магнитофона, к ним я прикупил простенький металлический электроприбор, похожий на игрушечный танк, — назывался микшер (пассивный микшер, как я бы сейчас выразился). Перегоняя музыку из одного магнитофона в другой, я добавлял через этот микшер другие инструментальные партии — гитару, на которой был установлен электромагнитный звукосниматель, или одноголосный электромузыкальный инструмент ФАЭМИ, стоивший целых 64 рубля — половину месячной зарплаты инженера, а также пел вторым-третьим голосом (очень мне нравилось многоголосье). И вот оказалось, что вторые-третьи, а также четвертые, пятые и шестые голоса должны петь в точности тот же текст, что и первый голос, иначе очень странная музыка получается. Поэтому пришлось записывать слова на бумагу, придумывать как бы настоящий английский текст. Притом, что английского я толком не знал5.
Таким вот образом я записал четыре магнитофонных альбома, с жутким, понятное дело, качеством звука и бессмысленным текстом, но со вполне красивыми песенками6. Я показывал свои работы ближайшим друзьям, им типа нравилось, но качество звука было такое, что даже переписать себе было нельзя. Не говоря уже о каком-то серьезном применении. Да и какое могло быть серьезное применение у песенок, написанных на «англоподобной рыбе»?
Сейчас я знаю, что таких вот домашних (а иной раз и не только домашних) композиторов — масса, все пишут инструментальные композиции или песенки с каким-нибудь пустопорожним текстом7, но все это совершенно некуда пристроить, никого не прикалывает, не плющит и не тащит. Встречая таких людей (некоторым за сорок, а музычку свою они так никуда и не пристроили, только все время собираются), — узнаю в них себя и думаю на известный манер: и я бы мог...
Но не стал. Вместо этого я по не относящимся к теме данного сочинения причинам стал вдруг писать стихи (мне было 20), а музыку, наоборот бросил. Но не совсем — бросил писать так, как раньше.
Стихи сразу хотелось делать песнями, однако выяснилось, что весь мой предыдущий навык сочинения музыки (абсолютно свободной в своем движении и видоизменении) оказался неприемлемым для обычного «квадратного» текста — с равностопными строками и регулярной рифмой, как я бы выразился сейчас.
Прошло какое-то время — лет пять-семь, — пока начали получаться песенки, которые полностью устраивали меня с точки зрения музыки. Собственно, это и к лучшему оказалось, потому что от первых стихов до «вторых», которые тоже стали более или менее приличными по уровню, прошли те же пять-семь лет. Так что все это довольно удачно совпало.
Новая музыка была скромнее прежней — не так свободна и своевольна, и все же сила ее была велика, потому что она могла из рядового вроде бы текста сделать вполне хитовую песню. Я уже не записывал ее нотами (тетрадка ушла в архив) — просто пел. Правда, иногда в момент озарения брал (и сейчас беру) листок бумаги, проводил от руки пять кривоватых линеек и записывал на них возникшие в голове последовательности нот — чтобы наутро не забылись. Как говорится, наученный горьким опытом.
В какой-то момент я заметил, что могу придумывать музыку в уме — без гитары или фортепьяно. Найдя правильный ход (к любому стихотворению можно придумать массу мелодий, но только одна будет правильной), я вертел его в голове неделю, две, придумывая продолжение, оттачивая мелодию и ритмику. Так что «музыка в моей жизни» не прекращалась ни на минуту. Даже во сне.
А вот вокруг меня музыки становилось как будто меньше, хотя на самом деле — все больше и больше. С начала 80-х годов, даже с конца 70-х, песни, которые хочется слушать бесконечно, до полного истощения их потенциала, стали появляться «в моей жизни» все реже и реже. То вылезет откуда-то бомжеватый Том Уэйтс или, наоборот, гламурный отшельник Стинг. То из Питера высунется очень неровный, офигительный и кратковременный АукцЫон. То пожалует в гости World Music в лице толстой темнокожей тётеньки Цезарии Эворы, для которой темнокожие дяденьки написали несколько очень красивых песенок на особом диалекте португальского языка. Все это нечасто, с длительными тоскливыми перерывами.
В девяносто пятом году я купил по просьбе старшего сына MIDI-клавиатуру, подключил ее к компьютеру и на пробу немного на ней поиграл. Тут же стало понятно, что именно этой штуковины мне так не хватало для полного счастья8. Я стал делать в компьютере аранжировки своих песен. Некоторые из них стали точно так же затягивать меня, как когда-то песня «Девушка» английских композиторов Д. Леннона и П. Маккартни. Иголку переставлять не приходится, а щелкать мышкой по кнопке «рлау» рука не устает. Кажется, чем сильнее затягивает эта музыка меня самого (ее ведь не изобрести надо, а услышать — утащить с означенных полей предвечной гармонии), тем сильнее она способна затянуть и слушателя. Чтобы он тоже, дослушав песенку, захотел запустить ее сначала.
Конечно, слушатель годится не любой. Нужно выбирать такого, который будет западать на те же вещи, что и автор. Наверняка такие люди в природе имеются. У меня есть вполне достоверные сведения о некоторых из них. Кое с кем я даже знаком лично или состою в переписке. Наверное, где-то ходят и другие...
Вот такая в самых общих чертах «музыка в моей жизни».

Да, еще одна странность!
Почти каждый раз, когда я набираю на клавиатуре слово «музыка», выходит «мызка». Видимо, таким способом языковая, литературная часть моего существа сводит счеты с музыкальной.
Если текст внимательно не вычитать, эта «мызка» может выскочить в каком-нибудь совсем неожиданном месте!


Да здравствует то, благодаря чему мы - не смотря ни на что!
 
legoruДата: Четверг, 10 Декабрь 09, 20:48 | Сообщение # 26
Группа: Проверенные
Сообщений: 4177
Статус: Offline
Quote
все хорошее норовили поставить подальше, в самый конец диска — в тайной надежде, что слушатель устанет и до этого места не дослушает

:D


Music is enough for a lifetime, but a lifetime is not enough for musiс!
 
gostiyaДата: Четверг, 10 Декабрь 09, 22:10 | Сообщение # 27
Группа: Пользователи
Сообщений: 40
Статус: Offline
п.23 - стих. "Музыка" Ахматова посвятила Шостаковичу

Л.Гроссман
САЛЬЕРИ
(Из цикла сонетов "На полях Пушкина")

Под пенье флейт и бурный плеск в партере
Ты лад былых мелодий превозмог
Для чувственных Моцартовых тревог
И томных жалоб Глюковых мистерий.

Как твой великий предок Альгиери
Ты был угрюм, честолюбив и строг,
Маэстро, виртуоз и педагог,
Друг Бомарше - Антонио Сальери!

И тайный путь тебя к бессмертью вел:
Раз в пустырях нижегородских сел
Один поэт в чеканную оправу

Замкнул твои забытые черты, -
И блеском гениальной клеветы
Тебя возвел в немеркнущую славу.


И опять И.Северянин (п.19),
и опять о музыке Чайковского
ИГРАЙ ЦЕЛЫЙ ВЕЧЕР

Сыграй мне из "Пиковой дамы"
Едва ль не больнейшей из опер
Столь трогательной в этой самой
Рассудочно-черствой Европе...

Сначала сыграй мне вступленье,
Единственное в своем роде,
Где чуть ли не до преступленья
Мечта человека доводит...

Мечта! Ты отринута миром...
Сестра твоя - Страсть - в осмеяньи...
И сердцу, заплывшему жиром,
Не ведать безумства желаний...

О, все, что ты помнишь, что знаешь,
Играй мне, играй в этот вечер:
У моря и в северном мае
Чайковский особо сердечен...

 
legoruДата: Четверг, 10 Декабрь 09, 22:40 | Сообщение # 28
Группа: Проверенные
Сообщений: 4177
Статус: Offline
Равель. Болеро

Итак, Равель, танцуем болеро!
Для тех, кто музыку на сменит на перо,
Есть в этом мире праздник изначальный -
Напев волынки скудный и печальный
И эта пляска медленных крестьян...
Испания! Я вновь тобою пьян!
Цветок мечты возвышенной взлелеяв,
Опять твой образ предо мной горит
За отдаленной гранью Пиренеев!
Увы, замолк истерзанный Мадрид,
Весь в отголосках пролетевшей бруи,
И нету с ним Долорес Ибаррури!
Но жив народ, и песнь его жива.
Танцуй, Равель, свой исполинский танец,
Танцуй, Равель! Не унывай, испанец!
Вращай, История, литые жернова,
Будь мельничихой в грозный час прибоя!
О, болеро, священный танец боя!

Николай Заболоцкий


Music is enough for a lifetime, but a lifetime is not enough for musiс!
 
igoralДата: Четверг, 10 Декабрь 09, 23:35 | Сообщение # 29
Группа: Пользователи
Сообщений: 207
Статус: Offline
legoru, все еще находясь под сильным впечатлением от Ваших "китайских" стихов, предлагаю не скромничать, а порадовать нас оригинальной поэзией. А чтобы ободрить, положу начало. (Как говорила знаменитая римлянка: "Paet, non dolet")

ГРИГОРИАНСКАЯ СЛУЖБА ПАСХИ.

Пусть мир, волнуясь и спеша,
Длит счет годам и числам -
А христианская душа
Живет воскресным смыслом.

Конец настанет все равно
Вращения земного-
В начале было слово, но
Начало будет снова.

С неописуемых высот
Раздастся Слово жизни
И чудный хор нам запоет
О чаемой Отчизне.

И, обновивши строй телес
Всемирным Воскресеньем,
Мы встретим Господа с небес
Григорианским пеньем!

 
legoruДата: Пятница, 11 Декабрь 09, 04:16 | Сообщение # 30
Группа: Проверенные
Сообщений: 4177
Статус: Offline
Годами когда-нибудь в зале концертной
Мне Брамса сыграют,- тоской изойду.
Я вздрогну, и вспомню союз шестисердый,
Прогулки, купанье и клумбу в саду.

Художницы робкой, как сон, крутолобость,
С беззлобной улыбкой, улыбкой взахлеб,
Улыбкой, огромной и светлой, как глобус,
Художницы облик, улыбку и лоб.

Мне Брамса сыграют,- я вздрогну, я сдамся,
Я вспомню покупку припасов и круп,
Ступеньки террасы и комнат убранство,
И брата, и сына, и клумбу, и дуб.

Художница пачкала красками траву,
Роняла палитру, совала в халат
Набор рисовальный и пачки отравы,
Что "Басмой" зовутся и астму сулят.

Мне Брамса сыграют,- я сдамся, я вспомню
Упрямую заросль, и кровлю, и вход,
Балкон полутемный и комнат питомник,
Улыбку, и облик, и брови, и рот.

И сразу же буду слезами увлажен
И вымокну раньше, чем выплачусь я.
Горючая давность ударит из скважин,
Околицы, лица, друзья и семья.

И станут кружком на лужке интермеццо,
Руками, как дерево, песнь охватив,
Как тени, вертеться четыре семейства
Под чистый, как детство, немецкий мотив.

Борис Пастернак

Quote
legoru, все еще находясь под сильным впечатлением от Ваших "китайских" стихов, предлагаю не скромничать, а порадовать нас оригинальной поэзией. А чтобы ободрить, положу начало. (Как говорила знаменитая римлянка: "Paet, non dolet")

Весёлые "китайские" стихи не мои, неизвестного автора) А свои я не рискну выкладывать. Они модернистские)

Добавлено
---------------------------------------------
Авангардная музыка - зарисовки с натуры в 4х частях.

В программе заявлено трио
(скрипка, ф-но, виолончель)

____________________________
Часть I. СКРИПКА - соло

В гардеробе, услышав звонок,
В зал летел, рисовал себе что-то,
Но представить такого полёта,
Откровенно сказать, я не мог:

Многотрудная мухи борьба
С комаром и несмазанной дверью.
Я подумал ещё с недоверьем,
- Ой, не справиться ей, - не судьба!

Неожиданно помощь пришла –
Дверь захлопнуло ветра порывом.
И вмешался осколок стекла,
По стеклу пробираясь с надрывом.

Пара тактов, - и я бы нашёл
Ключ к шифровке дверного засова,
Но сосед попросил валидол
И на Землю вернул меня снова.

Тут я стал опасаться всерьёз
За здоровье солиста и зала.
Слава Богу, что всё обошлось, -
Две струны на смычок намотало.

Так закончил скрипичный маньяк
На не в пору подломленной ноте, -
То ли муха погибла в полёте,
То ли вдруг прекратился сквозняк.

___________________________
Часть II. РОЯЛЬ – соло

Наивный! Наслаждения напрасно
Я ждал от авангардной трескотни,
Всё с первого трезвучья стало ясно:
Ты не туда попал. Перезвони.

Перезвони! Я все-таки не дома,
«Мобильник» попросили не включать,
А пианист, с роялем не знакомый,
Упорно это продолжал скрывать.

Зачем переворачивал он ноты? –
Такое невозможно написать!
Я чах от разрушительной зевоты, -
Он мог мотив и дома подобрать!

_____________________________
Часть III. ВИОЛОНЧЕЛЬ – соло

Отличный парень – виолончелист!
Он не пришёл. Наверно, спал в отеле.
Какой подарок! Боже, неужели!
Я твой до гроба, хоть и атеист!

_____________________________
Часть IV. ДУЭТ

Однако пианист со скрипачом
Вдвоём на нас решили отыграться:
Один смычком стегал нас, как бичом,
Другой же в кресло не давал вжиматься.

Когда ж дуэт воздействия достиг
На организм – два хука/апперкот, –
Я понял: не заметил руны «сиг»*
И слогана, мол, не влезай – убьёт!

___________________________
* похожа на схематическое изображение молнии, сдвоенная руна «сиг» – символика войск «СС» :D
(без подписи)


Music is enough for a lifetime, but a lifetime is not enough for musiс!

Сообщение отредактировал legoru - Пятница, 11 Декабрь 09, 04:26
 
intoclassics.net - форум » Все остальное » О чем угодно » Музыка и поэзия (Скромная неконфликтная тема)
Страница 2 из 12«12341112»
Поиск: