Погружение в классику
Погружение в классику
RSS
аудио
Меню сайта
Поиск
по заголовкам
по всему сайту
поиск от Google

Из нашего архива
Густав Малер: Симфония Но.3 - Адажио [аудио]
Магда Тальяферро (1893-1985) играет Шопена и Рейналдо Хана [аудио]
Чечилия Бартоли (Ceclilia Bartoli), Chant d’Amour, Chansons Francaises. Виардо, Делиб, Берлиоз, Бизе, Равель. [аудио]
Календарь новостей
«  Декабрь 2008  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

Приветствуем Вас, Гость.
Текущая дата: Четверг, 23 Ноябрь 17, 14:23
Главная страница » 2008 » Декабрь » 19 » Альфред Шнитке. Джезуальдо. Опера в семи картинах с прологом и эпилогом.
Альфред Шнитке. Джезуальдо. Опера в семи картинах с прологом и эпилогом.
http://narod.ru/disk/4490903000/Gesualdo%2C%20opera%20in%207%20acts%2C%20a%20prologue%20and%20an%20epilogue%20by%20Richard%20Bletschacher%20(1993).zip.html
Категория: аудио | Просмотров: 6410 | Добавил(а): peter-petrof
Важно: что делать, если ссылка на скачивание не работает.
Понравился материал?
Ссылка
html (для сайта, блога, ...)
BB (для форума)
Комментарии
Всего комментариев: 17
1. козлов михаил викторович (китай)   (19 Декабрь 08 15:27)
Спасибо, а не подскажите в каком формате?

2. Admirador (iura)   (19 Декабрь 08 18:16)
В семи %) актах??!

3. Петър Петров (peter-petrof)   (19 Декабрь 08 18:30)
Вот здесь :

http://home.wanadoo.nl/ovar/schnopus.htm

в английском переводе :)

Opus 232: "Gesualdo", opera in seven acts, a prologue and an epilogue by Richard Bletschacher (1993)

В архиве названия на немецком языке - там Bild :D

Все ровно, какая разница - картина, действие ?... Музыка важна.


4. pochitatel (kubra)   (19 Декабрь 08 19:30)
Уважаемый Петър, привет Болгарии и поздравляю с дебютом на нашем сайте :) ! Для того, чтобы Ваша выкладка лучше искалась и находилась в строке поиска, я добавил название на русском языке.
С уважением - почитатель.

5. Haz88   (19 Декабрь 08 20:59)
всё правильно названия должны быть на 2-х языках+подробный состав надо указывать. очень рад спс

6. pochitatel (kubra)   (19 Декабрь 08 22:14)
Уважаемый Haz88, состав исполнителей указан в прикреплении "Картинка 1" в начале выкладки.

7. Admirador (iura)   (19 Декабрь 08 22:47)
Да, всё правильно. А распаковалась одна треть. :'(

8. cdr_999 (cdr_999)   (21 Декабрь 08 22:16)
многие скачали, все распаковалось нормально!

peter-petrof!
Спасибо огромное! Это настоящая редкость!


9. cdr_999 (cdr_999)   (22 Декабрь 08 00:36)
peter-petrof!
Вам море благодарностей!
Здесь http://community.livejournal.com/ru_classical/6409117.html
И здесь http://www.forumklassika.ru/showthread.php?t=16055&page=13

(везде вход через регистрацию)


10. cdr_999 (cdr_999)   (26 Декабрь 08 02:54)
уважаемый peter-petrof!
в архиве нет трек-листа (скана с обложки CD), только программка спектакля (?).
А судя по названиям и нумерации самих треков, видимо, есть пропущенные треки.

Какая общая длительность оперы?


11. cdr_999 (cdr_999)   (26 Декабрь 08 02:56)
> а не подскажите в каком формате?
формат mp3, 256 кб/с

12. YarunskiY (YarunskiY)   (19 Январь 09 22:06)
Опера «Джезуалъдо», несмотря на конечно же трагический сюжет — с сумасшествием и убийствами, — явилась, на мой взгляд, кульмина¬цией нового, после 1985 года, периода творчества, прерванного но¬вым страшным ударом, настигшим композитора летом 1994-го. Она была завершена в 1994-м и увидела свет 25 мая 1995 года в знаме¬нитом театре Венской оперы под вдохновенным и тщательным управлением Мстислава Ростроповича (ведь он же подал Шнитке оперную идею!). Успех был огромным, и волна одобрительных оце¬нок в прессе прокатилась по Европе. Шнитке же присутствовать при этом не мог — он находился в московском Институте нейрохирур¬гии им. Бурденко. Но ему туда привезли видеозапись постановки, и он остался вполне удовлетворен. Российская премьера, правда в концертном варианте, состоялась в Большом зале Московской кон¬серватории лишь в 2000 году, 23 ноября, к 66-летию со дня рожде¬ния композитора, в блистательном исполнении под руководством Валерия Полянского. Но автора музыки уже не было в живых. Заказ на оперу «Джезуальдо» поступил от прославленного театра Венской оперы, что лестно для любого композитора. К тому же это была Вена — город детства Шнитке, о котором ему снились сны. Либретто составил Рихард Блетшахер, русский перевод осуще¬ствил Алексей Парин, а Валерий Полянский сделал музыкальную редакцию. Основу сюжета составили реальные события из жизни известного итальянского композитора XVI века Карло Джезуаль¬до, князя Венозы, принадлежавшего к знатному роду. Как указа¬но в либретто, место действия — город и королевство Неаполь, время — с 1586 по 1590 год. Джезуальдо, страстный и неуравнове¬шенный по натуре, узнав об измене красавицы жены Марии, за¬подозрив, что ребенок — не его сын, в порыве гнева и подталкива¬емый семьей к родовой мести убил Марию, ее любовника герцога Фабрицио и ребенка. Современник событий поэт Торквато Tacco написал несколько сонетов на смерть Марии и Фабрицио. Либрет¬то по сгущенности трагических страстей оказалось близким чуть ли не экспрессионистским драмам Бюхнера, но с флером эстети¬ки Возрождения.
Вторая опера Шнитке (первого Шнитке!) оказалась настолько свежей, неожиданной, ярко-впечатляющей, что нуждается в особо при¬стальном анализе на фоне всего известного нам творчества ком¬позитора. В духе излюбленных им смысловых ассоциаций в ней мелькают некоторые сюжетные мотивы из других опер: возлюб¬ленная Мария и ее убийство в опере «Воццек» Берга, взрыв осле¬пительного света при осмотре мрачных залов в опере «Замок гер¬цога Синяя Борода» Бартока (у Шнитке Карло ведет супругу по затененным покоям, и Мария пугается яркого света открытого окна). Для прорисовки локального колорита эпохи Возрождения Шнитке в своей опере создает особую звуковую среду — тембры, жанровые намеки, ритмы. Он вводит мандолину, гитару, теорбу, звучность органа, ритмы наподобие тарантеллы, характерную изящную игру ритмических пропорций (он применил ее раньше тоже ради XVI века — в «Прощальном обеде» из кантаты «Фа¬уст»), использует колокола в обрядовых моментах, латинские тек¬сты в молитвах. Опера не кажется полистилистичной, но содержит изощренную игру с цитатами и аллюзиями.

13. YarunskiY (YarunskiY)   (19 Январь 09 22:07)
Живительным оказалось для Шнитке соприкосновение со стихией творчества Карло Джезуальдо. Этот автор мадригалов для ансам¬блей вокальных голосов отличался неукротимой свободой в при¬менении музыкальных средств, уникальной не только для его эпо¬хи, но и для всей истории музыки. Его стиль называют музыкаль¬ным маньеризмом. От его музыки остается впечатление фантастически свободной игры созвучиями, не тяготеющими ни к каким ладовым центрам, с причудливыми чередованиями кон¬сонансов и диссонансов. Вот эта необузданность стиля, как про¬явление необузданности характера человека Возрождения, и ста¬ла отправной точкой для Шнитке в его оперном замысле.
Музыкальная стилистика оперы «Джезуальдо» подобна стилистике музыки Карло Джезуальдо, но только с обратным знаком. Шнит¬ке так же непредсказуемо свободно применяет аккорды и интер¬валы своего времени с вольными переходами от атональных дис¬сонансов к тональным консонансам. И если у композитора Дже¬зуальдо передаче особой страсти может служить какой-нибудь необычный хроматизм, то у Шнитке с той же целью может исполь¬зоваться обыкновенное тональное трезвучие. Например, когда родственники Карло узнают об измене его жены и возмущенно вос¬клицают: «Ангела лицо! Золотая ведьма, грязная шлюха!», «Смерть за измену!» — в оркестре угрожающе звучит трезвучие до мажор. А когда сам Карло видит любовников вместе и говорит себе: «Затмился солнца свет, и жизни источник отравлен» — в ор¬кестре начинают повторяться мрачные, давящие трезвучия ля минор.
При этом общей для Шнитке и Джезуальдо оказывается опора на звучание человеческих голосов: князь Венозы писал свои мадри¬галы вообще только для вокала, а последний симфонист XX века главным в своей опере сделал пение солистов и хора.
И в том, как осуществляется выразительность этой сольно-хоровой оперы, думается, кроется ключ к ее художественной инновации. Оркестр, конечно, есть, и даже большого состава, с добавлением органа и названных выше инструментов. Но используется он край¬не скупо: как протянутая педаль для поддержки вокала, как отдель¬ные соло. Если же берется tutti, как в кульминации перед убий¬ством Марии, то оркестр совершенно ошеломляет этим своим скрытым резервом. На фоне господствующего пения любые самые элементарные вкрапления инструментов оркестра — «стуки» ли¬тавр или большого барабана, кантилена струнных — несут удеся¬теренную смысловую нагрузку.
Выразительность вокала имеет свои секреты, отличные от свойств инструментализма. Альфред Шнитке очень долго старался их по¬нять (несмотря на хоровое образование) и едва ли не к пятидеся¬ти годам, к кантате «Фауст», уверенно сказал себе, что овладел вокальным письмом. Вскоре последовал чисто хоровой шедевр — концерт на стихи Григора Нарекаци. И теперь — нового типа опе¬ра. С одной стороны, чем проще вокальное письмо, тем лучше оно прозвучит. С другой, как сказал Родион Щедрин,— «оперный сю¬жет должен быть с температурой 39,5 или 40 градусов, а 36,6 для него не годится» (28, с. 210). Именно таким «высокотемператур¬ным» накалом вокала и отличается «Джезуальдо» Шнитке.

14. YarunskiY (YarunskiY)   (19 Январь 09 22:13)
Это же ощущение порождает и лаконично составленное либретто оперы. В нем семь картин с Прологом и Эпилогом, а картины раз¬биты на сцены, числом тридцать две. Важно, что сцены эти пре¬дельно кратки — ничего лишнего. Интрига развертывается с редкой стремительностью, один шаг за другим: поспешная свадьба, начало отчуждения супругов, страстная любовь за чертой брака, радость творчества композитора, огласка измены супруги, круше¬ние счастья мужа, планы мести, чудовищное убийство обоих лю¬бовников и ни в чем не повинного ребенка (слушатель не успева¬ет перевести дух при переходе от одной сцены к другой).
И эта психодрама, сама по себе будоражащая, взвинченная, насыщена предельно экспрессивным пением: большие скачки в мелодии, не¬сколько скачков подряд, высокие напряженные звуки, составляю¬щие особую трудность для певцов, а главное — доминирующий дис¬сонирующий стиль (кроме Пролога и Эпилога), квинтэссенция того, что было новаторским открытием XX века. Это стиль именно пер¬вого Шнитке, в противоположность стилистическому решению в его «Живаго». По эмоциональному тонусу — это «драма высоких нот», или «драма крика», как были названы в свое время оперы Берга и Шёнберга. Но есть и отличия, характерные для Шнитке. Если экс¬прессионистские драмы австрийских авторов тяготели к разного рода натуралистичным деталям, к нарочитому эстетическому сни¬жению, то в опере Шнитке конца XX века (за исключением несколь¬ких фраз пения-говора Sprechstimme) перед нами высокий класси¬ческий вокал, не только в смысле тесситуры голосов, а по своему высокому эстетическому смыслу. Показателен, например, такой частный момент: вместо живого плача ребенка введен особый ин¬струмент «Weinen», стонуще-свистящего характера.
Однако шнитковский «Джезуальдо» — не только воплощение личной драмы; это и произведение, приобщенное к вечным темам. В об¬рамляющих хоралах Пролога и Эпилога, в хоровых молитвах и в отдельных ариях героев по ходу раскрытия сюжета мы находим философские размышления о человеческой жизни, о творчестве, религиозные откровения.
При венчании Карла и Марии хор поет:
Gloria in excelsis Deo — Слава в вышних Богу.
В партии донны Свевы, матери Марии, проходят слова:
Ах, жизнь людская свече под стать:
Зажжется едва — а уж ветер задул.
................................................................
Ах, жизнь людская песне под стать:
Лишь только родилась — и уже отзвучала.
В арии Карло Джезуальдо присутствуют поэтические строки о твор¬честве — которое выше жизни:
Но есть музыка моя,
И в ней — моя отрада.
Как зазвучит, так сотни звезд
На скорбных небесах моих зажгутся.
В ней мой покой,
И я свой слух стремлю:
Прочь за пределы жалкой жизни!
Мария воспевает беспредельность любви, которую не может сразить даже смерть:
Но нет преград для душ влюбленных,
Нет смерти, нет разлуки.
Здесь различат нас,
Но будем вместе там, где нет страданий.
Ты жизнь моя, моя судьба навек!

15. YarunskiY (YarunskiY)   (19 Январь 09 22:14)
Заключительная строка Эпилога — как слова молитвы:
Ах! Дай душам мир и прости им всё, Бог.
Наконец, удивительно это или нет, но в звуковой среде этой оперы Шнитке, особенно в версии на русском языке (вместе с молитвой «Слава в вышних Богу»), слышится фонизм русской музыки. Сплошное пение оперы, заключенное в чисто акапелльную раму Пролога и Эпилога, первоначально вызванное мыслью о стилис¬тике мадригала XVI века, одновременно составляет и продолже¬ние многовековой традиции русской музыки, ее пения без сопро¬вождения. А мелькающие «итальянизмы» ритмов тарантеллы или игры на теорбе подобны «испанизмам» у Глинки. (Сравним с этим другой оперный замысел: намеренно в традициях русской музы¬ки написал Сергей Слонимский свою хоровую, многохорную опе¬ру «Мария Стюарт» на шотландский сюжет.) Мы помним, сколь¬ко духовной музыки Бортнянского и Рахманинова вобрал в себя Шнитке перед созданием концерта на слова Григора Нарекаци. Дальним следствием этого стало, быть может, и то, что его сцени¬ческое творение 1994 года вольно или невольно дышит могучим дыханием русской музыки. И в итоге всего «Джезуальдо» с полным правом можно назвать едва ли не самой яркой творческой вспышкой позднего периода композитора.
Третьей, и последней, оперой Шнитке стала «История доктора Иоганна Фауста». Написав ее, он выполнил давнее обязательство перед Гамбургской оперой и еще более важное обязательство — пе¬ред самим собой. Фауст, центральный образ европейской культу¬ры, стал центральным и для него. Завершив оперу в возрасте по¬чти шестидесяти лет, Шнитке прочертил гигантскую параболу всей своей творческой жизни, начавшейся со штудирования рома¬на «Доктор Фаустус» Т. Манна в молодые годы.
И. Рыжкин, которому так понятна была эта проникнутость фаустов¬ским комплексом, видя проявленный Шнитке и в кантате, и в двух операх («Фауст» и «Джезуальдо») интерес к XVI веку, по¬святил своему младшему другу стихотворение, полное трагиче¬ских мотивов:
Ты — человек шестнадцатого века,
Что занесло тебя в двадцатый? Под конец?
Готов ли ты принять его венец?
Чтоб оплатить венец, нет в мире чека.
Предъявит чек фальшивый лишь подлец,
Что снова обернется катастрофой,
Огнем охватит адским...
Не жди чудес
Над озером Тивериадским.
Нет более пути
Ни в небо, ни с небес.
Подрытая бульдозером,
Голгофа рушится,
Чтоб стал весь мир Голгофой.
Завершение фаустовской оперы несколько раз автором откладыва¬лось. «Фауст — тема всей моей жизни,— говорил композитор,— и она меня уже пугает. Я даже думаю, завершу ли ее когда-нибудь» (55, с. 208). Сначала постановку планировалось осуществить в 1990 году во Франкфуртской опере (ведь в этом городе была пер¬воначально опубликована «Народная книга» Шписа; оттуда Шнитке также поступило приглашение). Но случилась невероят¬ная вещь: здание театра было по ошибке сожжено каким-то фана¬тиком из ГДР, который принял его за банк. Интерес же музыкаль¬ного мира к создаваемому Шнитке произведению был настолько высок, что целый ряд других городов взялся решать вопрос о его премьере: Зальцбург, Штутгарт, Гамбург, даже Кировский (теперь Мариинский) театр в Ленинграде и Большой театр в Москве. Шнитке же сначала работал над «Жизнью с идиотом», потом за¬думал балет «Нарцисс и Гольдмунд» по роману Германа Гессе, написал «Джезуальдо»...

16. YarunskiY (YarunskiY)   (19 Январь 09 22:15)
Опера Шнитке «История доктора Иоганна Фауста» (с тем же назва¬нием, что и русское наименование его кантаты о Фаусте; по-немец¬ки эти названия различны) в трех актах с Прологом и Эпилогом была закончена автором в 1994 году, премьера прошла в Гамбург¬ской Staatsoper 22 июня 1995 года. Авторы либретто — Йорг Моргенер и Альфред Шнитке, по «Народной книге» Иоганна Шписа. Всю музыку для синтезатора делал сын Шнитке Андрей; она за¬няла свое место во втором акте, и о роли Андрея Шнитке писали все рецензенты. Музыка кантаты Альфреда Шнитке «История доктора Иоганна Фауста» составила третий акт, как предполага¬лось еще в восьмидесятые годы, а кода с хоралом «Так бодрствуй¬те, бдите» — Эпилог.
В отличие от кантаты, в оперу о Фаусте в качестве противовеса мра¬ку и злу был введен образ Елены Прекрасной (он есть и в «На¬родной книге»). Фауст устремляется к этому спасительному лучу, но и Елена, сорвав с себя маску, оказывается коварным Ме¬фистофелем-женщиной. На такой идее построена и вся фабула оперы: то, что кажется светлым и спасительным, тут же оборачи¬вается злом. (Одна из немецких рецензий на премьеру имела сре¬ди других следующий подзаголовок — «Повсюду зло».) Тем боль¬шую весомость приобретает морализующий Эпилог: только с Богом возможно спасенье. (Другой подзаголовок в той же ста¬тье — «Дух Добра».)
Меня заинтриговывает дата немецкой премьеры оперы Шнитке — 22 июня. Это день, когда Гитлер в 1941 году напал на СССР. Есть ли здесь какая-то символика? Может быть, память о зле? Мысль о спасении для всех? Или случайное совпадение? В таком случае это еще одно из типичных шнитковских совпадений...
Итак, точка в фаустовской теме для Шнитке все же была поставлена. Предначертанное судьбой свершилось!

17. stanislaw (stanislaw)   (06 Февраль 09 16:04)
Извините, но слово Bild означает картина, и посему эта опера в семи картинах, а не актах. Очень долго искал запись оперы, наконец-то нашел. Огромное спасибо!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Аудио/видеозаписи и литература предоставляются исключительно для ознакомления. После ознакомления они должны быть удалены, иначе, вероятно, Вами будет нарушен закон "об авторском праве и смежных правах".
Помощь тяжело больным детям. Подробнее.
Форма входа








ПОГРУЖЕНИЕ В КЛАССИКУ. Здесь живет бесплатная классическая музыка в mp3 и других форматах.