Погружение в классику
Погружение в классику
RSS
аудио
Меню сайта
Поиск
по заголовкам
по всему сайту
поиск от Google

Из нашего архива
Русская и немецкая органная музыка - Сергей Цацорин [аудио]
И.С. Бах, "Страсти по Матфею" (Видео) (1971) [видео]
Гленн Гульд играет Баха на органе и фортепиано (ape). [аудио]
Календарь новостей
«  Апрель 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

Приветствуем Вас, Гость.
Текущая дата: Суббота, 16 Декабрь 17, 20:00
Главная страница » 2011 » Апрель » 23 » Сергей Прокофьев. Фортепианные сонаты: 7, 8, 9. Джон Лилл
Сергей Прокофьев. Фортепианные сонаты: 7, 8, 9. Джон Лилл
 
              
 

Портрет композитора
Прокофьев Сергей Сергеевич (23 апреля 1891 - 5 марта 1953) - русский/советский композитор и пианист.
Творчество Прокофьева, необычайно богатое по содержанию, соединяет в себе напряженный психологизм и величие эпоса, деятельную энергию и глубину созерцания, утонченную лирику и безудержное веселье. Опираясь на классическое наследие во всей его полноте, композитор осуществил реформаторские преобразования в музык. театре, симфонич. и камерно-инструментальном жанрах, смело обновлял традиционные средства выразительности.
Раннее творчество Прокофьева близко идеям русского авангарда, позже его музыка обогащается широкой лирической мелодичностью и строгой классичностью формы.
Первоначальное знакомство с музыкой - дома, в 1902-03 гг. частные уроки Р.М. Глиэра по композиции, первые сочинения.
1904 г. - поступил в Птб. консерваторию. Учился у А.К. Лядова (композиция), Н.А. Римского-Корсакова (инструментовка), А.Н. Есиповой (ф-но). Окончил консерваторию по композиции в 1909, а по ф-но - в 1914 г.
С 1908 - первые концерты с исполнением собственных произведений. Критики начала XX века называли Прокофьева музыкальным футуристом за использование шокирующих средств музыкальной выразительности.
Репутация "музыкального варвара" утвердилась за Прокофьевым после первого исполнения симфонической сюиты "Ала и Лоллий" в 1916 г. в Петрограде.
Опера "Игрок" (1-ая редакция - 1916 г., 2-ая -1927 г.) по роману Ф.М.Достоевского стала опытом музыкальной адаптации прозаического диалога.
В это же время начал формироваться неповторимый сплав лирики, иронии, юмора, ритмического напора и мелодического изящества, который стал характерной приметой творчества Прокофьева. Созданы: балет "Сказка про Шута, семерых шутов перешутившего", пять романсов на сл. А.А. Ахматовой, симфония №1 ("Классическая") и многое другое.
В мае 1918 г. Прокофьев выехал за границу в большое концертное путешествие и вернулся на Родину только годы спустя (есть сведения о 1933 г., но в действительности он вернулся несколько позднее).
Живя за границей, Прокофьев активно гастролировал в Америке, Европе, В Японии, на Кубе. В 1927 г. давал концерты в Москве, Ленинграде, Харькове, Киеве, Одессе.
В эти же годы им создано множество произведений - опера "Любовь к трем апельсинам" по сказке К.Гоцци, пять песен без слов для голоса (или скрипки) с фортепиано, концерт №3 для фортепиано с оркестром и соната для ф-но №5, симфония №2, опера "Огненный ангел", а на материале из оперы "Огненный ангел" - симфония №3, балет "Стальной скок".
Живя за границей Прокофьев создал несколько произведений по заказам из СССР, в том числе симф. сюиты "Поручик Киже" (для к/ф) и "Египетские ночи" (для спектакля).
Весной 1936 Прокофьев с семьей обосновался в Москве. В дальнейшем он выезжал за границу (в Европу и США) лишь дважды в сезоне 1936/37 и 1938/39. Творческая жизнь Прокофьева между 1936 и 1948 отличалась исключительной интенсивностью. В 1936 он практически завершил работу над балетом "Ромео и Джульетта", который был заказан ему в 1934 дирекцией театра им. Кирова в Ленинграде (премьера балета в этом театре).
К 20-тилетию Октября была создана кантата на слова Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина - своего рода коммунистическая литургия(грандиозная фреска для двух хоров и четырех оркестров. По своему драматургическому плану Кантата Прокофьева в некоторых отношениях воспроизводит схему католической мессы), но впервые ее исполнили (с купюрами) только в 1966 г. Значительной художественной удачей явилась вторая монументальная кантата Прокофьева "Александр Невский" (1939), созданная на основе музыки к одноименному фильму С. М. Эйзенштейна. На 60-летие Сталина Прокофьев написал кантату "Здравица", исполнение которой стало кульминационным пунктом юбилейных торжеств. Менее успешной оказалась судьба еще одного приношения Прокофьева на алтарь государственной идеологии оперы "Семен Котко" по роману В. П. Катаева "Я сын трудового народа" на сюжет из истории Гражданской войны на Украине; поставленная в Москве в 1940, опера подверглась резкой критике и вскоре была снята с репертуара.
Музыка к кинофильму "Александр Невский" и кантата на ее основе, опера "Семен Котко", опера "Обручение в монастыре" созданы в предвоенные годы. События ВОВ дали толчок для работы над оперой "Война и мир", кот. стала грандиозной народно-патриотической эпопеей. В годы войны также написаны: балет "Золушка", симфонии NN 5 и 6, сонаты для ф-но, для скрипки и др...
[БГ-Знание.Ру]
В 1948 году Прокофьев подвергся нападкам за т. н. «формализм» и симпатии к западной музыке. С 1949 года Прокофьев ведёт жизнь аскета. Он почти не выезжает с дачи, но даже при строжайшем медицинском режиме пишет оперу «Повесть о настоящем человеке», балет «Каменный цветок», Девятую фортепианную сонату, ораторию «На страже мира» и многое другое. Последним сочинением, которое довелось композитору услышать в концертном зале, стала Седьмая симфония (1952).
Прокофьев скончался в Москве в коммунальной квартире (у родителей второй жены) в Камергерском переулке от гипертонического криза 5 марта 1953 года. Так как он умер в день объявления смерти Сталина, его кончина осталась почти незамеченной, а близкие и коллеги композитора столкнулись в организации похорон с большими трудностями...
[Wikipedia]
 
 
                                    
 
Портрет музыканта
Джон (Ричард) Лилл (р. 17.03.1944) - британский пианист.
Учился в Королевском музыкальном колледже, затем совершенствовался у Вильгельма Кемпфа. Первый сольный концерт сыграл в возрасте девяти лет, а в 18 лет исполнил Третий фортепианный концерт Рахманинова с оркестром под управлением Адриана Боулта. После успешного дебюта в Лондоне в 1963 с Пятым концертом Бетховена и в Карнеги-холле (Нью-Йорк; 1969) Лилл получил мировую известность, а ещё через год выиграл четвёртый Конкурс имени Чайковского (первая премия была разделена между ним и Владимиром Крайневым). Начав международную концертную карьеру, пианист играл в Амстердаме, Берлине, Риме, Стокгольме и других европейских городах, а также в СССР и Австралии, сделал многочисленные записи с крупнейшими оркестрами мира, выступал на радио и телевидении. Лилл - член жюри международных конкурсов, обладатель титула Офицера ордена Британской империи.
Репертуар Лилла весьма обширен, отличительные черты игры пианиста - блестящая виртуозность и широкая палитра звучаний. Среди его записей - полное собрание сонат и концертов Бетховена, Прокофьева, и концертов Рахманинова.
[Wikipedia]
 
 

Sergey Prokofiev - Last Piano Sonatas
John Lill - piano
Recorded in 1991
Тotal time - 73:05
 
Piano Sonata No. 7 in B flat major, Op. 83:
01. Piano Sonata No. 7 - I. Allegro inquieto - Andantino - Allegro
02. Piano Sonata No. 7 - II. Andante caloroso
03. Piano Sonata No. 7 - III. Precipitato
 
Piano Sonata No. 8 in B flat major, Op. 84:
04. Piano Sonata No. 8 - I. Andante dolce
05. Piano Sonata No. 8 - II. Andante sognando
06. Piano Sonata No. 8 - III. Vivace
 
Piano Sonata No. 9 in C major, Op. 103:
07. Piano Sonata No. 9 - I. Allegretto
08. Piano Sonata No. 9 - II. Allegro strepitoso
09. Piano Sonata No. 9 - III. Andante tranquillo
10. Piano Sonata No. 9 - IV. Allegro con brio ma non troppo presto
 

https://cloud.mail.ru/public/3i9H/VvokHR9Bp



 
Фортепианная соната № 7, ор.83 (1939-1942).
Соната была впервые исполнена в московском Колонном Зале 18 января 1943 года Святославом Рихтером. Последний позже писал о тех силах хаоса и глубинного смертоносного зла, к которым прикасается соната, и о том, что она ставит вопрос о смысле жизни человека, ответ на который ему непременно надлежит дать на фоне этих сил, и что этот ответ подразумевает мужественное жизнеутверждение и любовь ко всему живому. Сонату представили на Сталинскую премию по второму разряду (он получил ее сразу же в 1943 году), - первую из пяти таких официальных наград, которые получит Прокофьев.
Замысел Седьмой сонаты возник еще в предвоенные годы. Но, законченная в 1942 году, озаренная зарницами бушевавшей грозы, она приобрела новый облик, и это ставит ее на особое место среди фортепианных произведений Прокофьева.
В сонате три основные образные сферы: драматическая напряженность и тревожность музыки первой части, светлая философская лирика второй, могучая и несокрушимая сила, обрушивающаяся лавиной звучаний третьей. Концепция, встречающаяся в других крупных произведениях Прокофьева этих лет, но как всегда у него, воплощенная по-новому. Добавим, что в Седьмой сонате Прокофьев почти не повторяет своих предшествующих пианистических находок, достигая поистине ослепительного блеска и мощи.
В музыке первой части возникают зловещие, бездушные образы, чувствуется вторжение враждебного человеку начала. Все это непосредственно ассоциируется с переживаниями военного времени. Отсюда - колючесть, суховатость звучания первой части, для которой найдены формы также графичного пианистического изложения. Постоянное использование двухголосной фактуры, жесткость резко диссонирующих аккордов - усиливают настроение нарастающей тревоги. Дух беспокойства преобладает в первой части, лишь ненадолго уступая место лирике второй темы, речитативной по складу. Она незаметно вливается в разработку, где господствуют динамизированные элементы первой части. Здесь много острых гармонических звучаний и политональных эпизодов; смелая игра регистров сочетается со сложными фактурными приемами, создающими неожиданные колористические эффекты. Все вносит в разработку массу контрастов, крайне обостряет драматические конфликты, нервную напряженность, все время сдерживаемую организующим волевым усилием. Общая неуравновешанность настроения, установившегося в начале сонаты, достигает здесь кульминации. После громадной разработки следует краткое проведение второй темы и кода, построенная на элементах главной темы. Заключение лаконично усиливает устремленность общего развития.
Указание на контраст первой и второй части сонатного цикла стало общим местом в исследованиях. Но в Седьмой Прокофьева контраст действительно необычен. Если в первой части преобладает сухость звучания и рациональность конструктивистких построений, то во второй - эмоционально насыщенная, типично прокофьевская лирика. Сколько тепла в певучей форме, которой начинается это Andante caloroso, как свободно она развивается и как колоритно оттенена вводными эпизодами! Каждый из них интересен приемами фортепианной инструментовки, основанной и на оригинальных эффектах голосоведения. Лирический напев начала и экстатически-вдохновенный подъем кульминации - все проникнуто теплотой чувства, поэтически-возвышенной эмоцией, воплотившейся в образе прекрасной мелодии.
Нетрудно понять внутренний смысл Andante. Оно переносит в мир высоких человеческих дум и чувств, приобретающих в суровые военные годы особое значение. Не случайно с новой силой зазвучали в это время и многие лирические страницы русской музыкальной классики. Вечная красота родной природы и искусства воспринимались как антитеза чудовищной жестокости обрушившегося нашествия.
Финал полон эпического размаха и мощи, напоминающих о "Богатырской" симфонии Бородина. Пожалуй, никогда еще в фортепианной музыке эта связь не выступала с такой ясностью. Прокофьев подходил и раньше к решению сходных художественных задач, но ему не удавлось нарисовать такой грандиозной картины. Финал точно вырублен из одного куска гранита - он целен по тематизму и непрерывности ритмической пульсации. Это - могучая токката, идущая в метре 7/8 (он складывается по-разному: 3+2+2, 2+2+3 и 2+3+2). Все основные элементы музыки есть уже в тематическом зерне - ясность звучания мажорного аккорда, нарушенного вторжением диссонирующего звука до-диез, и разнообразный по внутренней структуре семидольный размер.
В финале немало технических трудностей, но все они связаны с воплощением композиторского замысла, далеко выходящего за пределы концертно-виртуозного жанра, с которым обычно ассоциируется токката. Музыка Прокофьева замечательна истинно железной логикой динамического развития и мощью звучания. Особенно впечатляет реприза с ее лавинообразными нарастаниями, сдерживаемыми, как и во всем финале, неукротимой четкостью и размашистостью движения, оживляемого упорными акцентами. Подход к репризе осуществлен очень эффектно, напряжение растет вплоть до последних тактов. Стремительный излет, резко обрывающийся тремя звенящими октавами, заканчивает этот редкостно своеобразный финал.

Фортепианная соната № 8, ор.84 (1939-1944).
Соната № 8 Прокофьева представляет собой значительный контраст по сравнению со своей предшественницей - Сонатой № 7 (Op.83), несмотря на то, что повторяет ее тональность си-бемоль мажор. Впервые исполнена по желанию автора 30 декабря в Большом Зале Московской Консерватории молодым тогда пианистом Эмилем Гилельсом.
В 1946 году Прокофьев получил за эту сонату очередную Сталинскую премию (3-ю по счету).
По словам одного из лучших пианистов современности Андрея Гаврилова, cама соната рассказывает об уничтожении людей в XX веке, о смене чудовищных режимов. Особенно ярко соната раскрывает свою суть в третьей, заключительной части, где в правой руке, в высоких можно услышать гимны и бравурные марши; в средних же этот, казалось бы, торжественный мажор получает основу из минора, делая все словно звучащие внутри третьей части сонаты марши фальшивыми; в левой руке, в басах слышится тяжелый, ледяной, шагающий через время ужас. Особенного внимания стоит окончание третьей части и всей сонаты №8 - она обрывается в "грязном" аккорде, которым Прокофьев словно посылает проклятье через время всему человечеству.
"Из всех прокофьевских сонат она самая богатая, - пишет Рихтер. - В ней сложная внутрення жизнь с глубокими противопоставлениями. Временами она как бы цепенеет, прислушиваясь к неумолимому ходу времени. Соната несколько тяжела для восприятия, но тяжела от богатства - как дерево, отягченное плодами".
В Восьмой отражена полнота мыслей и чувств, она едва ли не самая большая по своим размерам из всех, написанных Прокофьевым. Соната трехчастна, причем между двумя широко развернутыми крайними частями помещено сжато изложенное и довольно традиционное Andante в характере менуэта. В сонате преобладают лирические размышления, но и в них врываются отзвуки грозных событий.
Спокойно и раздумчиво-проникновенно начало первой части, источник чистой, чуть холодноватой, но прекрасной лирики. Начальная тема получает широкое развитие. Строгая логичность голосоведения, свобода использования регистров, необычность фактуры - все создает специфичность звучания насыщенного, полного и вместе с тем прозрачного. Лирическая мелодия развертывается на фоне текучих, обволакивающих ее фигураций. Все это очень пианистично, интересно оригинальностью фактуры.
Своеобразна и вторая тема, идущая в параллельном миноре. Ее характер также лирический, но построение совершенно иное, основанное на контрасте угловатого хода нисходящей ноны и распевно-русского тематического зерна. Привлекает внимание подголосочное двухголосие, создающее впечатление широкого простора, проникнутое элегичностью светлой грусти. Музыка полна поэтической прелести, в чем-то напоминающей лирические страницы Чайковского. И здесь фортепианная фактура во многом необычна. Как интересны, например, тембровые краски, возникающие из сочетания подголосков. Это новый прием пианистического письма.
Спокойствие экспозиции сменяется тревожностью разработки. Из затухающих звучаний второй темы возникает в нижнем регистре движение шестнадцатыми, развертывающееся в большой эпизод, проникнутый нарастающим беспокойством. Кульминацией является второй раздел разработки, изобилующий диссонирующими гармониями, подчеркнуто декламационный по интонациям и ритму. И здесь мастерски использованы контрасты фортепианных регистров в плане темброво-драматургического значения. По внутреннему содержанию все это напоминает страшные видения "Александра Невского", приобретшие теперь новый, реальный смысл. Тем большее впечатление производит заключительный раздел разработки, с его постепенным эмоциональным спадом, приводящим к появлению главной темы. Смысл разработки вполне ясен. Это - видение жестокой действительности, нарушающее ясность лирического созерцания, - концепция, часто встречающаяся в произведениях военных лет, но воплощенная по-прокофьевски своеобразно. Элемент злого наваждения не занимает здесь такого места, как в предшествующей сонате, на первый план заметно выступает лирическое начало.
Бравурная кода первой части виртуозна по мастерству пианистической отделки и необычна по металлическому блеску звучания. Блистательны нисходящие пассажи разложенных трезвучий, да и вся фактура пассажей, вырывающихся на свободу в этих страницах сонаты. Как это всегда бывает у Прокофьева, их поток скован четкостью ритмических формул. Неожиданно появление спокойных последних тактов, завершающих первую часть в лирических тонах.
Вторая часть - спокойный, несколько стилизованный менуэт. Светлая и ясная музыка интересна фортепианной инструментовкой. Неожиданные каденции в конце фраз (тема, начинающаяся в ре-бемоль мажоре, в последнем такте модулирует на полтона вверх, а при проведении в ре мажоре - на малую терцию), полнозвучное заполнение регистров, ритмическое изящество - все создает впечатление оазиса отдыха после напряженного развития первой части. На первый взгляд здесь несколько нарушен масштаб. Однако на самом деле композитор точно уравновешивает пропорции, и вторая часть воспринимается как органически необходимый эпизод грандиозного звукового полотна Восьмой.
В финале вступает в свои права прокофьевская виртуозность в ее типических формах. Составные элементы просты, но как нов их облик здания, сложенного из всем давно знакомых кирпичиков: арпеджированных пассажей, гамм (по большей части, кратких), смелых скачков и других излюбленных элементов прокофьевского пианизма. Все это стихийно-виртуозно, но бравура подчинена строгому интеллекту, через все проходит единая линия логического развития, объединяющего пестрый тематический материал финала: увлекательную тарантеллу начальных страниц, пленительно веселую вторую тему и причудливый мелодизм среднего эпизода. Финал полон движения, захватывает яркостью контрастов, блеском тембровых красок и гаромнической свежестью. Как красиво звучат, например, политональные блики последней страницы, проникнутой неудержимым стремлением вперед!

Фортепианная соната №9, ор.103 (1947).
По окончании Великой Отечественной войны Прокофьев завершает две свои самые масштабные работы: Первую скрипичную сонату и Шестую симфонию. От них далеко отстоит написанная «для себя» (!) и законченная осенью 1947 года Девятая фортепианная соната. В ней мы не находим никакого авторского пафоса, даже сам язык сонаты подчеркнуто занижен; как будто композитор старается убедить современников в том, что эта вещь - проходная. Зато гений С. Прокофьева пытается тут заговорить с потомками; перед нами - философски осмысленный авторский жизненный самоотчет композитора…
Обычная для сонатного стиля 3-частная структура нарушается здесь 4-частным построением (пример подобного же исключения дает нам соната № 29 (Hammerklavier) Бетховена, поскольку она также составлена из 4 частей). Ощущая внешнюю невыигрышность сонаты, назначенный автором для ее исполнения Святослав Рихтер старался оттянуть публичную премьеру, но дальше 60-летного юбилея Сергея Сергеевича делать это было уже неприлично, и, таким образом, 21 апреля 1951 года соната была исполнена. То, что испытал при этом исполнитель, оказалось для него сюрпризом, так как значительно превзошло ожидания: музыка Прокофьева неожиданно явила свой скрытый потенциал, и Рихтер нашел эту музыку «блестящей, простой и даже интимной». Но с ним, по-видимому, могло бы согласиться не так много исполнителей, поскольку и по сей день Девятая Прокофьева не относится к числу часто исполняемых произведений.
Девятая интимнее, чем предшествующие сонаты Прокофьева. Но она привлекает силой художественного интеллекта и благородством стиля, чуждого внешней эффектности и несколько "зашифрованного" в своих эмоциональных образах.
Музыка сонаты несколько умозрительна, требует активности восприятия. Можно по-разному судить о такой манере письма, но нельзя упрекнуть композитора в недостаточной глубине замысла. Кроме того, как показывает концертная практика, мера доступности изменяется с течением времени.
В изящно очерченной и сдержанной главной теме первой части есть нечто идиллическое, быть может, навеянное жизнью композитора на Никольской горе, вдали от городской суеты и шума. Светлая и ясная, она изложена без всяких ухищрений. Почти вся музыка первой части проникнута ясной безмятежностью. Тонкие мелодические нити протянулись через эту часть, из них соткана фактурная ткань, утонченная, изобилующая красивыми сочетаниями голосов (часто они удалены друг от друга на большое расстояние), но очень экономная в использовании технических средств.
Скупа фактура и небольшой второй части - пестрой по своим элементам: в ней сливаются отзвуки марша и песни, причем в этих жанрах нет ничего бытового, подчеркнуто конкретного. Взлеты гамм сочетаются с размеренным движением аккордов, чеканными интонациями мелодии. Интересен средний эпизод - характерное прокофьевское двухголосие с его раскидистой, слегка гротескной мелодией.
Третья часть сложнее по образному содержанию. Вначале слышится лирический распев, в изложении которого найдено много интересных фактурных деталей. Контраст вносится эпизодом Allegro sostenuto с его энергичной мелодией, звучащей в двукратном удвоении на фоне равномерного движения шестнадцатых. Вторично композитор излагает этот эпизод по-иному - в глубоких басах, на фоне журчащих аккордовых фигураций, а в заключение он предстает еще ослепительнее в верхнем регистре.
Финал идет в быстром движении, полон юмора. В росчерке мажорной мелодии, расцвеченной интонационными сдвигами, есть нечто, напоминающее скерцозные прокофьевские темы, например, "Джульетта-девочка". Так же обычна для Прокофьева и светлая лирика среднего эпизода (Andantino), интересного широтой фактурного изложения, захватывающего чуть ли не весь диапазон фортепиано. В заключение, на фоне журчания квинтолей, появляется воспоминание о первой теме сонаты, проходящей в верхнем регистре и истаивающей в мягко звучащих сменах гармоний, приводящих к глубокому звучанию до-мажорного аккорда в басу (последний такт).
Лирика Девятой воспринимается как нечто изысканное, на ней лежит неуловимый отпечаток усталости, быть может, прощального взгляда на красоту природы. Как бы то ни было, она стала прекрасным завершением цикла фортепианных сонат Прокофьева.


... "Постановлением ЦК ВКП(б) об опере В. И. Мурадели "Великая дружба" от 10 февраля 1948 музыка Прокофьева, наряду с произведениями других крупнейших советских композиторов, была объявлена "формалистической", "чуждой советскому народу".
От этого удара Прокофьев не оправился до конца жизни...
 
P.S. Allegro con brio,
                              ma non troppo presto...
 
Категория: аудио | Просмотров: 6358 | Добавил(а): seriho
Важно: что делать, если ссылка на скачивание не работает.
Понравился материал?
Ссылка
html (для сайта, блога, ...)
BB (для форума)
Комментарии
Всего комментариев: 29
1. сергей сергеев (seriho)   (24 Апрель 11 00:01)
Желаю всем приятного прослушивания! piano

добавил: при поиске на сайте этих записей не обнаружил, может быть, они есть...


2. Admirador (iura)   (24 Апрель 11 00:48)
Вот за это мерси-с! appl
Поверить не могу-Прокофьев жил в коммунальной квартире? ошибки нет?

3. сергей сергеев (seriho)   (24 Апрель 11 01:17)
Пожалуйста, Юрий, вот ведь мы с Вами снова встретились на прослушивании камерной музыки (как и в случае альбома с Сильвестровым 'leggiere, pesante')... booze

Насчет коммунальной квартиры, я там привел источник (Wikipedia), как говорят аккуратные контрагенты: за что купил - за то и продаю...
меня почему-то этот факт нисколько не смутил, тем более что он последние годы жил аскетом на даче...


4. Liprandy (Liprandy)   (24 Апрель 11 09:43)
Он жил в квартире родителей своей жены. В принципе, она могла быть коммунальной, потому как была достаточно большой (я там был, площадь представляю). Просто фраза "коммунальная квартира" сразу вызывает определенные мысли и картинки. Надо учитывать, что квартира весьма комфортная, в хорошем доме, в центре города.

5. сергей сергеев (seriho)   (24 Апрель 11 10:39)
Понятно... то что в квартире своей второй жены мысли такие были у меня (смотрел передачу не так давно с Виталием Вульфом "МСШ" про композитора)...
раз уж Википедия - свободное пространство - то добавлю с Вашего комментария, что умер в квартире родителей второй жены... про просторную, комфортную и в центре города уж там писать не буду, нам же ее не продавать с Вами...
но ассоциация была скорее не в том, что в некой жалкой комнатушке, а в том, что "на склоне лет" в итоге остался без своей собственной жилплощади и это-то композитор с мировой славой и столько сделавший для страны! - вероятно, именно это имел в виду Юрий... :(

6. Admirador (iura)   (24 Апрель 11 11:17)
Именно, сработал рефлекс восприятия, слово "коммуналка"...понятно, что коммуналки тоже разные были. ;)

7. Oleg (legoru)   (24 Апрель 11 11:17)
Я помню была на форуме тема о том, как здорово композиторам в СССР жилось. Плохим, наверное хорошо.

Ростропович о последних годах Прокофьева

Это было потрясающее время для меня, но одновременно это было ужасно, потому что я видел как он плохел. Он не имел совсем денег и однажды он сказал: “Слава у меня нет больше денег на завтрак”. Я был шокирован, и я пошёл в Союз Композиторов и говорил с Хренниковым, председателем. Я сказал ему “У Прокофьева нет денег на еду. Может быть союз мог бы ему выделить немного денег? Если нет, то я пойду в Консерваторию и пойду по студентам просить у них дать несколько рублей”. Хренников дал мне 50 рублей, и я дал их Прокофьеву. После этого, один композитор, который имел сильные позиции на советском радио, дирижёр Самуил Самосуд, и я собрались на секретной встрече, чтобы обсудить как мы можем помочь Прокофьеву. Композитора осенила мысль: А что если Прокофьев сочинит что-нибудь связанное со Сталиным, он бы тогда cмог организовать сборы (комм. комиссионные)”. И так мы совместно решили целесообразным, чтобы Прокофьев сочинил увертюру c названием “Встреча Волги с Доном”. У Сталина была задумка построить канал соединяющий эти две большие реки, Волгу и Дон, и мы думали что это будет возможностью для Прокофьева что-нибудь наконец заработать, написав работу в ознаменование этого события. Я передал эту идею Прокофьеву, я был так рад сообщить это ему. Прокофьев сказал - “какая идиотская идея!”. Я был близок к тому, чтобы расплакаться. Чем ты так расстроен? – спрашивает меня Прокофьев. Я говорил, “Там тысячи бульдозеров и все они копают землю!”. Он:“Чтож – может быть в конце концов это не такая плохая идея” и он сочинил увертюру! Так у него появились первые деньги на еду.


11. сергей сергеев (seriho)   (24 Апрель 11 17:52)
Олег, спасибо, очень ценное добавление, даже если в чём-то "свободно переданное" Ростроповичем (как Юрий предполагает), но суть трудного материального положения очевидна, об этом как раз и шла речь...

8. Admirador (iura)   (24 Апрель 11 11:54)
ой-ли? %)
Я с Мстиславом Леопольдовичем был знаком-он был потрясающий рассказчик...

12. сергей сергеев (seriho)   (24 Апрель 11 17:59)
Юрий, мне кажется, что у него такая манера была артистическая, т.е. давать в предлагаемом сообщении или мессидже некую активную половину информации, а уже остальное, мол, интерпретируйте в меру своего сложившегося мировоззрения, т.е. вот суть - Прокофьев откровенно признался, что у него бедственное положение... остальное он уже мог вполне вложить в какую-либо актуальную форму массовой подачи материала...
я извиняюсь за демагогию, но ведь Олег только для того и привел фрагмент, чтобы подтвердить мысль о коммуналке и игнорирования композитора, который столкнулся с проблемами... он же работал и учился всю жизнь не для того, чтобы деньги зарабатывать, а музыку писать :(

9. Oleg (legoru)   (24 Апрель 11 12:27)
Мы ещё многого не знаем. Согласно завёщанию композитора последние архивы Прокофьева будут открыты только в 2053 году

14. сергей сергеев (seriho)   (24 Апрель 11 18:24)
В этой свяязи вспоминаются слова из пушкинского "Возрождения"
"...Но краски чуждые, с летами,
Спадают ветхой чешуей;
Созданье гения пред нами
Выходит с прежней красотой."

Олег, думаю, что Китаенко очень верную мысль высказывает в интервью от 2007 года (я привел его в посте Шостакович-Китаенко), т.е. симфонии Шостаковича возродились сегодня с новой силой, а во, мол, Прокофьева еще не совсем понимают и принимают... С одной стороны, гений Прокофьева больше проявил себя в сценической музыке (балеты и оперы); с другой - здесь есть очень серьезное разночтение мира художниками преимущественно импрессионистского толка либо экспрессионисткого...
т.е. например, в симфониях Шостаковича (может быть также как в симфониях Брукнера) идет некая трансляция событий космических масштабов, и вроде бы даже не нужно подтекста, достаточно быть готовым к такому титаническому воприятию мира и даже Вселенной... т.е. это мессидж и прямое высказывание - контекст - сверхзадача...
другой тип художников работают преимущественно в разработке некой основной фабулы - выстраивание декорации, что-то вроде построения сцены, будто предлагают некую партию в шахматной игре, за которой проявит себя скрытый подтекст (при проникновении в замысел произведения) - "так и не совсем так" или "да, но есть нюансы" ...
здесь приходит на ум Малер (как предложение для дискурса), Прокофьев ближе к нему как импрессионист...
все деление условно - импрессионист или экспрессионист, но для какой-то точки консенсуса необходимо учитывать тяготение того или иного творца к манере повествования и образу восприятия мира, который переделать невозможно и крайне губительно...
здесь можно вспомнить диалог между Гайдном и Бетховеном, когда речь зашла о том, что все-таки стиль композиторского письма - это он сам...

Поэтому в сообщении о Преамбулах я и акцентировал свое внимание (и Ваше чтобы свериться)...
все-таки тема там в Предисловии к Преамбулам (тот момент приведенный в качестве примера) затронута очень важная, по крайней мере для меня...
Вот много чего в голове крутиться - Булез с "ранжированием" музыки Прокофьева и Шостаковича на второе и третье значение по степени актуальности, исходя из малеровского симфонического наследия... но при всем уважении к Булезу, все-таки приходят на ум слова Раневской о Станиславском, дескать, "ошибался великий"...

добавил:
хотя получается, что Булез же подтверждает мысль о том, что: если отталикиваться от симфонического наследия Малера, то музыка (симфонии) Прокофьева активнее музыки Шостаковича, т.е. гипотеза о близости симфонического творчества Шостаковича симфониям Брукнера становится не такой уж ошибочной...


10. Андрей (komponist)   (24 Апрель 11 14:21)
Сергей, большое спасибо за великолепный пост! appl appl appl

13. сергей сергеев (seriho)   (24 Апрель 11 18:03)
Андрей, пожалуйста, если будет время и Вы еще не слушали этого пианиста именно в прокофьевских сонатах, непременно послушайте, он очень хорошо понимает композитора, как мне показалось...
Если понравится, я мог бы выложить еще 4,5,6 сонаты... пишите, думаю выложить можно, потому что здесь их нет, а это тот редкий случай, когда я не перетаскиваю с другого сайта, а беру из своей коллекции... booze

17. Андрей (komponist)   (25 Апрель 11 13:56)
Прослушал 7-9 сонаты - Лилл играет превосходно! В финале Седьмой - никаких динамических чрезмерностей, в Andante dolce Восьмой окраска звука прекрасно варьирована и созерцательные эпизоды переданы с неотразимой простотой и искренностью; вообще у Лилла качество тона и сквозное развёртывание формы нигде не приносится в жертву акцентированию энергии прокофьевской моторики и ритмической графики (чем грешат некоторые пианисты). Финал Девятой - просто волшебство! В целом - оригинальная, интроспективная и глубоко прочувствованная трактовка поздних прокофьевских сонат, - хотя в некоторых пассажах, на мой вкус, Лилл увлекается правой педалью, отчего звучание местами приобретает несколько "позднеромантический" характер. Ещё раз, большое спасибо!

18. сергей сергеев (seriho)   (25 Апрель 11 14:51)
Андрей, пожалуйста, в свою очередь искренне порадовался этому Вашему сообщению, потому что сам не владею к сожалению таким профессиональным уровнем оценки, все только на любительский слух, потому вдвойне для меня ценны подобные по-чеховски краткие и предельно содержательные мнения человека осведомленного... убежден, что люди подобные Вам многое способны сделать для простых слушателей, по крайней мере говорю сейчас о себе... Конечно, отвечаю Вам пространно, но все же не сочтите за пустое, т.к. я сам не играю на инструментах и нот не знаю, но на слух напеваю всегда с детства (как акыны, которые поют о том, что видят), а на 30-летие мне друг из Германии привез фирменную губную гармошку "Hohner" (простую классическую модель)... так вот я с того времени и стал приобщаться к музыке - слушал разное и без разбора и наигрывал без всяких там ухищрений на этой гармошке мелодии...
что касается прослушивания музыки, то сначала были исключительно Рахманинов (до сих пор вспоминаю как упивался его концертами и соло-прелюдиями, причем в его же исполнении), потом Чайковский, а как дело дошло до Бетховена - все пошло тотальным Погружением как стук судьбы в его Пятой... стал смотреть сайты, сначала мр3... потом узнал про сжатие без потерь... потом почувствовал необходимость переходить к оригинальным релизам, чтобы получить все качество... пришлось тратиться и покупать диски и т.д. и т.п. я не жалею, потому что есть вещи которые нельзя купить, как говорит реклама "Мастер Карт" и так вот потихоньку звучание самого мира сделалось для меня одним многосерийным фильмом, который теперь крутится когда на дисках, когда сам по себе без остановки, причем не важно есть со мной моя гармошка губная или нет (помните, как в той песне "эта музыка будет вечной если я заменю батарейки")...
еще раз вспомним также Франца Шуберта, который хотел сделать музыку доступной каждому сердцу, как впрочем и все неравнодушные к искусству музыкантыи артисты...
booze

добавил:
если сочтете возможным, буду также очень рад Вашей небольшой оценке 4,5 и 6 сонат... я их выложил сегодня... но это все же на Ваше усмотрение, т.е. как душа подскажет)

еще добавил:
вот если время у Вас будет, про губную гармонику короткая передачка:
http://dynatone.ru/info777766


19. Андрей (komponist)   (25 Апрель 11 16:12)
"...потихоньку звучание самого мира сделалось для меня одним многосерийным фильмом, который теперь крутится когда на дисках, когда сам по себе без остановки"... Как сказано! Мне это состояние знакомо... IMHO, истинное осуществление музыки - в восприятии слушателя, и в тех изменениях, которые это восприятие производит в слушателе. Вся музыкальная наука и искусство только для этого и существуют, в конечном счёте... А Вы, наверное, пишете хорошие стихи, Сергей?

20. сергей сергеев (seriho)   (25 Апрель 11 16:29)
К сожалению я испугался сочинения стихов еще лет 12 назад... теперь только проза жизни...)
Андрей, я Вам лучше в личку буду писать...
я вечером Вам напишу обязательно, сейчас нужно "доработаться" :)

21. Андрей (komponist)   (25 Апрель 11 17:14)
yes

15. pogorevich (pogorevich)   (24 Апрель 11 20:14)
Большое спасибо. Это действительно прекрасный пианист. Пожалуйста, выложите остальные сонаты, если можете - он ведь записал их все. Кстати, он прекрасно играет далеко не только Прокофьева. Я слушал его ещё на конкурсе Чайковского и помню до сих пор. Судя по этой записи он не сдал (как это часто бывает с лауреатами), а даже стал играть ещё интереснее. К сожалению, у меня нет его записей в цифре, поэтому если у вас что-либо есть ещё выкладывайте, пожалуйста!!

16. сергей сергеев (seriho)   (24 Апрель 11 20:42)
Да-да, согласен, хороший пианист!
Выложу пока еще сонаты 4,5,6... piano

22. alex sidmak (sidmak)   (26 Апрель 11 02:17)
Джон воду лил на мельницу Сергея.
Сергей молол муку, лепёшки пёк.
А я их уплетая с аппетитом,
Ещё и несуразицу изрёк. :)

СПАСИБО!


23. почитатель (kubra)   (26 Апрель 11 02:42)
bugaga

24. сергей сергеев (seriho)   (26 Апрель 11 07:43)
Пожалуйста! :)

25. сергей сергеев (seriho)   (26 Апрель 11 09:14)
Во избежанье недоразуменья
Внесем, друзья, одно лишь уточненье:
"Джон воду лил на мельницу Прокофьева Сергея..."
А дальше... все как есть во благо Погруженья!
booze

26. alexandr (camakas)   (02 Май 11 01:34)
Большое спасибо!

27. сергей сергеев (seriho)   (02 Май 11 11:29)
Александр, пожалуйста, послушайте!
Очень важным (пусть хотя бы для меня как слушателя) в этом посте оказалось то, что хорошее исполнение Лилла подверждается многими, а значит, есть небольшой уже консенсус...
Причем ни в коей мере это не может означать, что лучше играет прокофьевские сонаты Берман, или Лилл, или Бронфман и др...
На мой взгляд, каждое новое прочтение цикла не только помогает еще больше раскрыть эту музыку, но и позволяет приобщить еще большее количество меломанов в ряды почитателей фортепианного творчества композитора piano

28. igor (igor120765)   (27 Январь 12 23:35)
И здесь напишу - превосходный пианист!
Спасибо огромное!

29. сергей сергеев (seriho)   (28 Январь 12 00:47)
Очень рад, Игорь, что есть желание у Вас послушать это прочтение, сам чаще последние именно три сонаты "посещаю" и держу концерты с ними в близком наличии непременно...
пожалуйста! :)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Аудио/видеозаписи и литература предоставляются исключительно для ознакомления. После ознакомления они должны быть удалены, иначе, вероятно, Вами будет нарушен закон "об авторском праве и смежных правах".
Помощь тяжело больным детям. Подробнее.
Форма входа








ПОГРУЖЕНИЕ В КЛАССИКУ. Здесь живет бесплатная классическая музыка в mp3 и других форматах.