Погружение в классику
Погружение в классику
RSS
Неформат
Меню сайта
"Неформат"
Музыка (аудио) [929]
неакадемическая музыка
Видео [845]
фильмы и т.п.
Аудиокниги, радиопередачи [216]
и т.д.
Литература [144]
интересные книги и т.д.
Прочее [49]
иное


Поиск
по заголовкам "Неформата"
по всему сайту
поиск от Google
поиск от Яndex

Приветствуем Вас, Гость.
Текущая дата: Четверг, 08 Декабрь 16, 21:17
Главная страница » "Неформат" » Музыка (аудио) » Иракере (Джунгли) 1973-1979
Иракере (Джунгли) 1973-1979
SELECCIÓN DE ÉXITOS 1973-1979

BACALAO CON PAN   3'30
Son Bata - Raúl Valdés
VALLE DE PICADURA   4'55
Danzón - Jesús (Chucho) Valdés
MOJA EL PAN 3'54
Samba Son - Oscar Valdés
XIOMARA MAYORAL-XIOMARA   5'08
Guaguancó - Miguel Ruiz-Evaristo Aparicio
TAKA TAKA TA   3'12
Son Bata - Ai Verlane
LA SEMILLA   4'29
Conga - Jesús (Chucho) Valdés
DILE A CATALINA   5'47
Son montuno - Arsenio Rodríguez
CHA-CHA-CHA   4'31
Cha-cha-cha - Jesús (Chucho) Valdés
BAILA MI RITMO   5'00
Conga - Jesús (Chucho) Valdés

SELECCIÓN DE ÉXITOS (EN VIVO) 1973-1978

EL COCO   5'50
Son Bata - Gregorio Batle
LA COMPARSA   4'51
Danza - Ernesto Lecuona
LOS OJOS DE PEPA   5'07
Contradanza - Manuel Saumell
JUANA 1600   6'00
Son Bata - Jesús (Chucho) Valdés
IYA   5'50
Son Bata - Arturo Sandoval
AGUANILLE BONKO   4'56
Son Bata - Jesús (Chucho) Valdés
В мировом джазе много кубинских имен. Перкуссионисты, пианисты, духовики… А вот названий мало. По большому счету, только один кубинский ансамбль остался в джазовой истории: ансамбль Irakere. Появившись в разгар эры фьюжн, он сумел добавить к многочисленным вариантам джаз-роковых смесей свой, с неповторимым кубинским колоритом, основанном на особенностях афро-кубинского джаза. Кубинский коктейль, сбитый Irakerе, пришелся по вкусу во всем мире. Но свое название эта статья получила и еще по одной причине. До сих пор мне не доводилось обращаться к такому эпизоду джазовой истории, где музыка была бы так тесно переплетена с политикой. Это тоже коктейль, и коктейль, прямо скажем, не самый аппетитный. В этом плане единственный оптимистичный вывод, который можно сделать, прослеживая историю ансамбля Irakere – это то, что музыка оказывается сильнее всех искусственных барьеров, которыми ее пытаются оградить…

Как показывают новейшие исследования, в частности, работы музыковеда Леонардо Акосты, кубинский джаз имеет почти столь же длинную историю, что и американский. Появление первого джазового ансамбля (именно джазового, а не просто ансамбля, игравшего народную музыку) на Кубе датируется 1914 (!) годом. Не будем дискутировать вокруг этой даты, основная тема нашего разговора лишь косвенно затрагивает историю кубинского джаза в целом. Можно лишь уверенно констатировать, что контакты кубинских и американских музыкантов еще с начала 20-х годов прошлого века были весьма оживленными. Кубинских исполнителей можно было встретить и в Новом Орлеане, и во Флориде, и, разумеется, в Нью-Йорке. Новый импульс для своего развития кубинский джаз получил с зарождением современного джаза, отсчитывающего свою историю с сороковых годов ХХ века. Собственно, именно с тех пор понятие «кубинский джаз» стало исподволь вытесняться другим – «джаз афро-кубинский». И появился этот термин вскоре после того, как джазовая публика выучила короткое и энергичное слово: «боп».

У колыбели обоих этих направлений стоял один и тот же человек – Диззи Гиллеспи. Еще в конце 30-х годов, играя в оркестре Кэба Кэллоуэя, Диззи познакомился и подружился с кубинским трубачом и саксофонистом Марио Баузой. А уже в 40-х годах, когда Гиллеспи организовал свой первый боповый биг-бэнд и искал новые, необычные звуковые краски, он обратился к Баузе с просьбой порекомендовать ему кого-нибудь из кубинских перкуссионистов. Бауза познакомил Диззи с известным конгейро Чано Позо и исторические записи бэнда Гиллеспи с Позо в 1947 году положили начало афро-кубинскому джазу. Полиритмия и широкое применение богатого арсенала перкуссионных инструментов стали характерными чертами этого направления. Такие музыканты, как Монго Сантамария, Тито Пуэнте, Качао и целый ряд других выходцев с Кубы оказались весьма востребованы в американском джазе и популярной музыке. Они заняли свою определенную нишу и обстоятельно в ней обустроились. Многие кубинские музыканты переехали в Штаты, другие продолжали работать на родине, периодически отправляясь на гастроли в США. В свою очередь американские джазмены, известные и не очень, часто приезжали выступать на Кубу, где их с удовольствием слушали как местные поклонники, так и многочисленные соотечественники – туристы, для которых Куба была ближайшим и доступнейшим местом зарубежного отдыха. Так продолжалось вплоть до 1959 года.

1 января 1959 года в Гавану вошли повстанческие отряды во главе с Фиделем Кастро. Дальнейшие события, поставившие мир на грань Третьей мировой войны, хорошо известны и здесь мы их вспоминать не будем. Отметим только, что поначалу революционеры не препятствовали бегству своих идеологических противников. Борт за бортом гусанос («червяки»), как их презрительно называли на Кубе, улетали в Майами. Но вскоре граница закрылась. И надолго. США не только прервали дипломатические отношения с первым в Западном полушарии социалистическим государством, но и объявили экономическую блокаду Кубы, заморозили все виды контактов между двумя странами, культурные в том числе. Это не испугало Фиделя и его соратников. Опираясь на щедрую поддержку СССР, они развернули в стране широкие экономические и социальные реформы. И достигнутые успехи нельзя было отрицать – в стране быстро ликвидировали неграмотность, была построена великолепная система здравоохранения (до сих пор одна из лучших в мире), не забыли на Кубе и сферу культуры. В частности, самых добрых слов заслуживает организованная система музыкального образования, в которую помимо консерваторий вошел и специальный музыкальный факультет Высшего института искусств. Он, правда, был организован попозже, в 1976 году. К этому времени ансамбль Irakerе был уже хорошо известен и очень популярен, и хотя большинство его участников родилось еще при старом режиме, их основная творческая деятельность разворачивалась уже в условиях строительства социализма по-кубински.

Чтобы убедиться в этом достаточно проследить за биографией основателя Irakerе, человека на Кубе глубоко почитаемого и любимого, «кубинского Эллингтона», пианиста и композитора Чучо Вальдеса (Chucho Valdés). Ровесник другого крупнейшего джазового пианиста Чика Кориа, Хесус Дионисио Вальдес (Чучо – его прозвище) родился 9 октября 1941 года. Чучо – потомственный музыкант: его отец, Бебо Вальдес, тоже играл на фортепьяно, причем с ведущими джазменами мира, и руководил музыкальными программами в самом знаменитом ночном клубе Гаваны «Тропикана». Естественно, первым педагогом Чучо стал Бебо, усадивший сына за рояль, когда тому едва исполнилось три года. В 16 лет Чучо начал выступать как профессиональный музыкант, а уже в 1964 году (ему тогда было 23) организовал свой первый значительный коллектив - Chucho Valdes & Combo. Играл этот ансамбль типичный латинский джаз с заметным привкусом хард-бопа. В игре самого Вальдеса знатоки находили сходство с Артом Тэйтумом и отмечали как исполнительское мастерство, так и недюжинный талант композитора. Состав ансамбля варьировался от квинтета до септета, но самыми значительными партнерами Чучо были два музыканта – электрогитарист Карлос Эмилио Моралес (Carlos Emilio Morales) и саксофонист и кларнетист Пакито Д’Ривера (Paquito D'Rivera). Оба они впоследствии станут участниками Irakere. На фигуре талантливейшего Пакито Д’Ривера необходимо остановиться подробнее. По возрасту он годился Вальдесу в младшие братья (Пакито родился 4 июня 1948 года). Их пути в музыку очень похожи. Отец Пакито, Тито Д’Ривера, был тоже очень известным в национальном масштабе музыкантом-саксофонистом и дирижером, правда исполнявшим не джаз или фольклор, а академическую музыку. Под руководством отца он тоже начал учиться играть на саксофоне очень рано, лет в пять, и прогрессировал феноменально быстро. В ансамбль Вальдеса он попал уже вполне зрелым, сложившимся музыкантом и играл заметную роль в саунде группы.

Однако, Chucho Valdes & Combo просуществовал не очень долго. В 1967 году Вальдес распустил свой септет. Перед ним открылась перспектива весьма любопытного нового проекта. При государственной поддержке 26-летний музыкант сформировал и возглавил большой концертный оркестр Orquesta Cubana De Musica Moderna – «Кубинский оркестр современной музыки». Тот факт, что столь амбициозная задача была доверена еще весьма молодому музыканту, ярко свидетельствует как об уровне мастерства и авторитете в творческой среде, которых он успел добиться, так и о безусловном доверии, которым Чучо пользовался у властей Кубы. Orquesta Cubana De Musica Moderna стремился соединить в одно целое традиции джазового биг-бэнда и классического симфонического оркестра. По структуре он был, однако, заметно ближе к варианту биг-бэнда, разве что с гипертрофированно увеличенными секциями – семь трубачей, пять тромбонистов, пять саксофонистов и так далее. Всего в состав коллектива входило до трех десятков музыкантов. Утомлять читателя перечислением их имен, разумеется, нет смысла, однако, отметим появление среди трубачей еще одной знаковой фигуры будущего Irakere – Артуро Сандоваля (Arturo Sandoval). В отличие от Чучо и Д’Риверы Сандоваль не мог похвастаться знаменитыми родителями- музыкантами. Он родился в деревне (6 ноября 1949 года), начал играть в 12 лет в составе сельского ансамбля, перепробовав ряд инструментов, остановился на трубе и проявил себя, как очень одаренный музыкант. В 1964-67 годах он шлифовал искусство игры на трубе, обучаясь в Кубинской национальной школе искусств в Гаване. К этому времени он был уже настоящим фанатом джаза. В 1971 году Сандоваля призвали в армию, что не помешало его выступлениям с Orquesta Cubana de Musica Moderna, где он стал первой трубой оркестра.

Новый ансамбль Вальдеса выступал с разными программами, под управлением разных дирижеров, однако с довольно скромным успехом. Звучание оркестра часто выглядело слишком помпезным и претенциозным. За внешним блеском не чувствовалось глубины. Американский джаз, европейская классика и кубинский фольклор плохо «притирались» друг к другу. Чучо и сам это чувствовал. Кубинские музыканты были в курсе новых тенденций в развитии музыки – наступления рока, успешных джаз-роковых экспериментов Майлса Дэвиса и его последователей в джазе и роке, победного шествия музыки фьюжн в начале 70-х, хотя американское эмбарго на контакты с Кубой изрядно тому мешало. Как позже вспоминал Вальдес, «..было трудно доставать пластинки, но о том, что происходит в джазе, мы следили по радиопередачам». Чучо долго и кропотливо искал секрет своего «сплава», а когда нашел, оказалось, что Orquesta Cubana de Musica Modernа не подходит для решения новой задачи. Академические традиции в новой концепции Вальдеса уступили место традициям народным, африканским корням кубинской народной музыки. Так в 1973 году родился ансамбль Irakere.

Вы безуспешно будете искать в испанско-русских словарях перевод этого слова. Irakere – слово на языке йоруба (Западная Африка) и в переводе означает «джунгли». Такое название Вальдес выбрал для своего нового ансамбля не вящей экзотики для, это название знаковое. Молодые кубинские музыканты сделали акцент на африканские корни кубинской музыки – именно то, что роднит ее с джазом. Рабовладельцы возили живой товар из одних и тех же регионов Западной Африки и на испанскую Кубу, и в английские колонии в Северной Америке. Невольники увозили с собой в дальние края музыку своей родины с ее богатейшей ритмической основой. Именно им и их потомкам кубинская музыка обязана широким арсеналом разнообразнейших перкуссионных инструментов. В звуках бонго, бата, гуиро, маракасов и так далее растворена генетическая память темнокожих кубинцев о родной музыке их африканских предков. Это царство перкуссии, соединенное с традиционной джазовой ритм-группой, составило фундамент звучания нового коллектива. Мощная динамичная основа позволила Чучо создавать разнообразнейшие аранжировки, с легкостью придавая композициям Irakere фанковый, джазовый, роковый или фольклорный характер. При этом переход от, скажем, сальсы, к афро-року и обратно мог происходить несколько раз в пределах одной композиции. Кстати, джазовая вариация на классическую тему Моцарта Adagio Para Clarinet стала одним из самых ярких номеров в концертной программе Irakere.На авансцену саунда группы обычно выдвигались солирующие духовые инструменты (две трубы и два саксофона), но эстафету у них непринужденно могли перехватывать и гитара, и фортепьяно, и те же ударные. Весьма интенсивно использовалась в звучании Irakere электроника, причем тон задавали тут сам Чучо. Высочайший исполнительский уровень музыкантов, которых собрал в этом коллективе Чучо Вальдес, их общая любовь к джазу, были порукой импровизационного характера звучания, причем как в сольном, так и в коллективном варианте.

Большую часть ансамбля составили музыканты, игравшие с Чучо в Orquesta Cubana de Musica Modernа – трубачи Хорхе Варона (Jorge Varona) и Артуро Сандоваль, басист Карлос Дель Пуэрто (Carlos Del Puerto), барабанщик Энрике Пла (Enrique Pla), перкуссионист Оскар Вальдес (Oscar Valdes), а также Моралес и Д’Ривера, не расстававшиеся с Чучо со времен Chucho Valdes & Combo. Лишь перкуссионисты Армандо Куэрво, Карлос Барбон и Хорхе Альфонсо, да еще тенор-саксофонист Карлос Аверхофф были приглашены в Irakere со стороны. Первоначально под названием Irakere Чучо организовал трио с Дель Пуэрто и своим однофамильцем Вальдесом, но оно быстро разрослось до размеров маленького биг-бэнда, собравшего сливки кубинского джаза.

Рецепт Чучо Вальдеса оказался безошибочным, а успех Irakere - бесспорным. На Кубе ансамбль просто боготворили, он успешно гастролировал не только в «братских странах социализма» (включая, разумеется, Советский Союз), но и в Западной Европе. Критики увидели в Irakere явление, новый и очень интересный образец музыки фьюжн. Престиж ансамбля вырос еще больше, когда культурная блокада со стороны США была прорвана. Характерно - сделали это джазмены. В 1977 году Диззи Гиллеспи, Стен Гетц и Дэвид Амрам приехали на гастроли в Гавану. Со стороны Диззи и его коллег это был Поступок – именно так, с большой буквы. Значение этого шага трудно переоценить. Конечно, их приезд был событием и для местных любителей джаза, и, тем более, для самих музыкантов – и кубинцев, и американцев. Вальдес вспоминал впоследствии: «Для нас после стольких лет разрыва встреча с людьми, музыку которых мы знали только по дискам, была поистине волнующей, но и для них она стала весьма важной. Игра нашего ансамбля их немного удивила. Диззи больше всего понравилась игра нашего трубача Артуро Сандоваля. Они подружились, потому что говорили на одном музыкальном языке.» Музыка Irakere действительно оказалась самым сильным музыкальным впечатлением для американских гостей. Увезенные в Штаты записи привлекли внимание фирмы CBS, которая в 1978 году издала альбом Irakere под одноименным названием и способствовала организации выступления группы в США, на знаменитом фестивале в Ньюпорте. Irakere без всяких натяжек стали одним из ведущих коллективов мирового джаза. Для кубинских властей успехи ансамбля, наряду с достижениями прекрасных кубинских спортсменов, вроде легкоатлета Хуанторены или боксера Стивенсона, стали безотказным средством пропаганды достижений кубинской революции, своего рода визитной карточкой страны.

Тем неприятнее для Кастро и его окружения оказался громкий скандал, связанный с Irakere и разразившийся в самом начале 1981 года. Ансамбль гастролировал в это время в Испании. Публика, как обычно, очень тепло встречала выступления кубинцев, вдобавок, отсутствовал и языковой барьер. И вдруг… один из ведущих музыкантов Irakere, саксофонист и кларнетист Пакито Д’Ривера, скрылся из отеля и попросил политического убежища в американском посольстве в Мадриде. Этого не ожидал никто. Правда, мать и сестра Пакито еще в середине 60-х покинули Кубу и к тому времени были уже гражданами США, но у Д’Риверы дома оставались жена и ребенок (впоследствии ему пришлось вести долгую и трудную борьбу за воссоединение семьи). Для кубинских властей масштаб скандала был сравним с аналогичными и столь же болезненными для советского руководства историями знаменитых советских «беглецов» - танцовщика Барышникова или шахматиста Корчного. Музыкантам Irakere пришлось дежурными ритуальными фразами заклеймить своего коллегу – впрочем, по сути, если он кого-то и подвел, то именно их. В США Д’Ривера сделал блистательную карьеру. Уже в июне 1981 года в Штатах вышел его первый сольный альбом Paquito Blowin. Сегодня он является одним из ведущих мастеров латинского джаза в США. На счету Пакито солидная дискография, целый ряд премий Грэмми (последняя – в 2008 году за альбом Funk Tango), при этом он – единственный музыкант, кто может похвастаться Грэмми как в категории латинского джаза, так и академической музыки. Любопытно, что Д’Ривера, похоже, действительно является идейным антикоммунистом: в 2005 году он обратился с открытым письмом к Карлосу Сантане, критикуя его за то, что последний появился на церемонии вручения Грэмми 2005 года в маечке с изображением Че Гевары. Пламенного Че Д’Ривера обвиняет в организации безжалостных расстрелов контрреволюционеров на Кубе, среди прочих – и одного из близких родственников Пакито.

Но вернемся к истории Irakere. В том же 1981 году ансамбль понес еще одну чувствительную потерю: Артуро Сандоваль ушел из Irakere и начал сольную карьеру. В последствии не раз происходили и другие персональные изменения в составе. На смену ушедшим приходили новые талантливые музыканты – флейтист Хосе Луис Кортес (José Luis Cortés), перкуссионисты Мигель Анга Диас (Miguel Anga Díaz), Фран Падилья (Fran Padilla) и другие. Класс ансамбля по-прежнему оставался на очень высоком уровне – красноречивое свидетельство как организаторского таланта лидера коллектива Чучо Вальдеса, так и большого количества ярких талантов в кубинской музыке. Irakere как и раньше много гастролировал по всему миру, традиционными для него стали, к примеру, ежегодные выступления в известном клубе Ронни Скотта в Лондоне, с которыми, среди прочего, связаны два отличных альбома, там записанных - The Legendary Irakere in London (1987) и Felicidad - live at Ronnie Scott's Club (1991). Но в целом, особенно со второй половины 80-х годов, в творчестве Irakere начал ощущаться определенный спад. Ушла свежесть, ушло ощущение новизны, больше клише стало появляться в аранжировках. Странным образом по времени это совпало с тяжелым кризисом, который переживало кубинское общество. С началом перестройки в СССР советская помощь постепенно сокращалась, а после распада СССР и вовсе сошла на нет. Экономика Кубы дышала на ладан, население стремительно нищало. Для очень многих помощь родственников из кубмнской диаспоры в США стала главным средством выживания. Усилилось стемление к бегству с «острова Свободы». Сотни людей, рискуя погибнуть в открытом море или быть задержанными пограничниками, на утлых суденышках пытались добраться ло вожделенной Флориды. Музыканты не были исключением, но у них возможностей было больше.

Даже всеведущая Сеть не помогла мне найти точную дата распада ансамбля Irakere. Создается впечатление, словно этот коллектив медленно расстворился в пространстве, чтобы потом в разных странах возникли островки афро-кубинского джаза вокруг бывших участников Irakere. В 1990 году, гастролируя вместе со своим кумиром Диззи Гиллеспи, о своем решении не возвращаться на Кубу и перебраться в США объявил трубач Артуро Сандоваль. Шум вокруг этого события, конечно, был, но по своим масштабам значительно меньший, чем в аналогичной ситуации с Д’Риверой девятью годами ранее. Времена изменились. Власти Кубы сочли за меньшее зло спустить музыкантов с короткого поводка и те, кто хотел, не преминули этим воспользоваться.

Перкуссионист Анга Диас переехал во Францию, обосновался на французской Ривьере, где успешно делится с местными любителями джаза и многочисленными туристами из разных стран мира секретами афро-кубинского джаза. Другой перкуссионист, Фран Падилья, перебрался в Испанию. Флейтист Кортес основал ансамбль NG La Banda, во многом продолжающий традиции Irakere. Чуть ли не дольше всех оставался в Irakere ветеран ансамбля басист Дель Пуэрто. Но и он в конце концов оказался в казалось бы очень далекой от жарких латинских ритмов Финляндии, где создал кубинский ансамбль Impacto Cubano, среди участников которого был и еще один бывший музыкант Irakere Сезар Лопес. Что касается Сандоваля, то в Штатах он переиграл со многими грандами джаза, в 1999 году получил гражданство и по сей день остается весьма востребованным музыкантом, выступающим как в сфере афро-кубинского джаза, так и в сфере академической музыки с первоклассными симфоническими оркестрами из разных стран. В 2006 году в столице кубинской диаспоры в Америке Майами он открыл The Arturo Sandoval Jazz Club, в котором он выступает сам и приглашает именитых гостей, причем не только представителей латинского джаза. Ну, а что же основатель Irakere Чучо Вальдес, спросите вы?

Вполне востребован и Чучо. С середины 90-х годов он занял пост арт-директора джазового фестиваля в Гаване. Самым громким его успехом на этом поприще отмечен 1997 год. В том году Вальдесу удалось привезти в Гавану известного американского трубача Роя Харгрува (Roy Hargrove), на пару с которым и с тремя прекрасными ассистентами – перкуссионистами Хосе Луисом Кинтаной (Чанкито), Мигелем Анга Диасом и Орасио Эль Негро Фернандесом он сформировал группу Crisol и записал в ходе пребывания Харгрува в Гаване альбом Habana at the Festival. Эта работа год спустя принесла ее создателям Грэмми за лучший альбом в сфере латинского джаза. Чучо написал для этого альбома две композиции - Mr. Bruce и Mambo para Roy, а также сделал ряд аранжировок. Кстати, для основателя Irakere это была уже вторая премия Грэмми – первую Irakere получил двадцатью годами раньше за свой ньюпортский концертник. Вскоре после этого Вальдес записал серию альбомов в США для легендарного лейбла Blue Note Records. Один из дисков этой серии, Live at the Village Vanguard, принес Чучо в 2003 году третью премию Грэмми. Продолжает он записывать диски и на Кубе – здесь особо надо отметить его сольный фортепьянный альбом Cancionero Cubano, а также уникальный проект 2008 года Juntos Para Siempre, где Чучо играет вместе со своим оцом Бебо Вальдесом. Пожалуй, сегодня Чучо Вальдес – самый знаменитый и почитаемый музыкант на своей родине, живой классик, который по-прежнему в строю, активен и полон новых идей.

Да и Irakere, кажется порой, не прекращал своей деятельности. До сих пор переиздаются старые диски ансамбля, выходят новые альбомы – компиляции, мелодии Irakere звучат в танцклубах и в концертных залах, используются в кино и компьютерных играх. Ансамбль этот тоже стал классикой, классикой афро-кубинского джаза. По нему равняются музыканты в разных странах мира, играющие эту магически притягательную музыку, корни которой соединили Африку, Америку и Европу.

http://narod.ru/disk/22998146000/irakere.zip.html

mp3 192 винил 101,8 мб
Категория: Музыка (аудио) | Просмотров: 1491 | Добавил(а): mvd23
Важно: что делать, если ссылка на скачивание не работает.
Понравился материал?
Ссылка
html (для сайта, блога, ...)
BB (для форума)
Комментарии
Всего комментариев: 3
1. Екатерина (catrings)   (28 Июль 10 18:19)
Спасибо, очень интересно!
appl appl appl

2. Igor (IgorLD)   (09 Апрель 13 14:54)
Увы! Ссылка уже не работает. Печально.

3. почитатель (kubra)   (09 Апрель 13 15:27)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Аудио/видеозаписи и литература предоставляются исключительно для ознакомления. После ознакомления они должны быть удалены, иначе, вероятно, Вами будет нарушен закон "об авторском праве и смежных правах".
Помощь тяжело больным детям. Подробнее.
Форма входа








ПОГРУЖЕНИЕ В КЛАССИКУ. У нас тут много чего.