Погружение в классику
Погружение в классику
RSS
статьи о музыке
Меню сайта
Поиск
по заголовкам
по всему сайту
поиск от Google
поиск от Яndex

Категории каталога
композиторы - алфавит [7]
Материалы о композиторах. Составлением занимается администрация.
исполнители - алфавит [19]
Материалы об исполнителях. Составлением занимается администрация.
Серебряный век музыки [22]
путешествие в начало XX века вместе с YeYe
музыканты - не по алфавиту [115]
материалы о музыкантах от наших пользователей
прочее [113]
все остальное
Гленн Гульд - избранное [5]
главы из книги

Приветствуем Вас, Гость.
Текущая дата: Четверг, 08 Декабрь 16, 23:10
Начало » Статьи » прочее

Театральное искусство в блокадном Ленинграде
Объявление о начале войны 22 июня 1941 года в одночасье перевернуло жизнь всего города, как и всей страны. Ленинград перешел на военное положение. Тысячи людей встали на защиту города, стараясь превратить его в неприступную крепость. Не осталась в стороне и артистическая братия. Более 800 человек – музыканты, актеры, художники, режиссеры, преподаватели и студенты творческих вузов – записываются в ряды народного ополчения. Срочно формируются актерские бригады, которые выступают на мобилизационных пунктах. Многие отправляются рыть противотанковые рвы под Лугой, Гатчиной, Стрельной.

Известный актер Николай Константинович Черкасов, воплотивший на экране образы Александра Невского и Ивана Грозного, с первых дней войны принимал активное участие в формировании труппы театра народного ополчения. Он же и возглавил его. Труппа жила в ДК им. Первой пятилетки и была разбита на отделения. Всем выдали короткие канадские винтовки. Распорядок дня – казарменный: побудка в 6 утра, заправка коек, зарядка, умывание. После – военные занятия: строевая подготовка, стрелковое дело, изучение уставов и политчас. Актеры давали торжественную присягу. Подобная подготовка была необходима, ведь эти артисты должны были выступать на фронтах. «Театр неоднократно попадал на наиболее трудные и опасные участки и полностью разделял боевую жизнь и судьбу своих зрителей, – вспоминал позднее драматург А.П. Бурлаченко. – …Военная жизнь закалила актеров – они стали солдатами и умели не только играть, но и воевать за Родину».

Встреча Н.К. Черкасова с краснофлотцами. Ленинград. 1942

«Весь театр мобилизован на работу, имеющую непосредственное отношение к обороне города. В ловких руках балерины Г.С. Улановой и певца Г.М. Нэллеппа нитка за ниткой плетутся сети и покрываются кустиками мочалы, окрашенной в зеленый и бурый цвета. Несколько часов – и вот уже готовы первые маскировочные газоны, которые должны закрыть здания и военные объекты. Они сделаны при участии мастеров театра Е.В. Вольф-Израэль и П.М. Журавленко», – писала в своих воспоминаниях Мариэтта Франгопуло, артистка балета, педагог и балетовед, служившая в Театре оперы и балета им. С.М. Кирова (совр. Мариинский театр).

Во время блокады Ленинграда здание Мариинского театра было сильно повреждено.

Актеры БДТ им. Горького Тамара Зеньковская и Сергей Рябинкин вспоминали: «Проводив часть товарищей в народное ополчение, оставшиеся работники театра, вместе со всеми ленинградцами, включились в работу по сооружению оборонительных рубежей. С утра собирались актеры во дворе театра и, разбитые на взводы и отделения, занимались изучением военного дела, бригады трудармейцев разъезжались по заданным маршрутам, а оставшиеся актеры спешно готовили новый репертуар, необходимый для сегодняшнего дня».

Вспоминает Николай Горяинов, режиссер Малого оперного театра: «Театру было также поручено провести работы по маскировке важных объектов – артисты хора, балета, солисты оперы оставались после спектакля и до утра сшивали длинные холсты, которые затем расписывались художниками… Художники и плотники превращали прибывающие из воинских подразделений грузовики в агитмашины театра… Группа балерин, под руководством солистки оперы В. Петровой, бережно укладывала подарки мобилизованным в армию работникам театра. Их было много: только за первые месяцы войны на фронты Отечественной войны ушло 158 человек».

Всеобщее военное обучение (Всевобуч) жителей на площади у Александринского театра.

Что играть?

В первые дни войны многим представлялось, что она закончится за несколько месяцев, а представить себе, что город в течение 900 дней будет осажден, не мог никто. Однако об актуальности репертуара задумались сразу. И если программа актерских бригад была составлена на скорую руку – стихи, фельетоны, песни, рассказы на военную тему, то театрам пришлось срочно искать подходящие пьесы и репетировать. Необходимо было как можно быстрее перестроить ритм театров на военный лад, нужны были боевые, поднимающие патриотический дух спектакли.

Жители блокадного Ленинграда выходят после спектакля а Академическом Театре драмы.

Самым оперативным оказался Ленинградский филиал Центрального театра кукол под управлением Сергея Образцова. Уже в июле они создали фронтовую программу антифашистской сатиры «Урок истории» и «Арийцы в зоосаде». Что касается городских театров, они срочно вводили в репертуар пьесы о великих воинах и полководцах, Александре Невском, Суворове, Кутузове и героях времен Гражданской войны, таких как Чапаев.

Многие театры ставят пьесу «Давным-давно» про девушку, которая переоделась в гусарскую форму и сбежала на фронт, вновь звучит опера «Иван Сусанин», делается инсценировка по роману Льва Толстого «Война и мир».

На совещании в Театре комедии обсуждался вопрос, нужен ли, да и позволителен ли смех в такие времена? Может быть, изменить любимому жанру хотя бы на время? Но было принято решение, что смех нужен, даже необходим, – это еще одно оружие в борьбе с врагом. И в августе театр выпускает спектакль «Под липами Берлина» – злободневную сатирическую пьесу о Гитлере и его министрах.


А как быть Ленинградскому ТЮЗу – старейшему детскому театру в стране? Режиссер Леонид Макарьев навсегда запомнил тогдашнее выступление руководителя коллектива Александра Брянцева, чье имя сегодня носит театр: «Наш юный зритель в суровые дни войны обречен на тяжкие переживания, которые он сам еще не сознает и которые неизбежно омрачат его детство. Именно сейчас мы, как никогда, призваны сохранить чистоту детства и внести в него мужественную волю, сохранить радость детства и пропитать его верой в светлое будущее, сохранить пытливость детства и открыть перед ним мир подлинного героизма…» И ТЮЗ продолжил ставить детские пьесы, делая упор на те, что в иносказательной форме раскрывали тему героизма и благородства.

Страшные 900 дней

«Немцы ждали, ленинградцы растеряются,
От бомбежек и обстрелов измотаются.
Но увидя в дни осады
Дух и стойкость Ленинграда,
За себя уже фашисты опасаются».


Куплеты из репертуара Фронтового цирка

Бомбежки участились. Ленинград превратился в город-фронт. Несмотря на массовую эвакуацию в городе оставались артисты, писатели и поэты, композиторы – на их плечи легла ответственность за моральный дух ленинградцев. Вся страна жила тем, что происходило в осажденном городе. Выжить, не пасть духом и отстоять Ленинград – было общей задачей.

Артисты Театра оперы и балета им. С.М. Кирова на заготовке дров.

Удивительно, но даже в такое тяжелое время культурная жизнь в городе продолжалась. Несмотря на массовую эвакуацию, в городе еще оставались Театр Ленинского комсомола, Ленсовета, ТЮЗ, Театр комедии, которые были эвакуированы позже. А Театр музыкальной комедии и оркестр Радиокомитета всю блокаду находились в Ленинграде. И все эти коллективы работали, показывали спектакли, которые прерывались бомбежками по нескольку раз, ездили с выступлениями в армию, а главное, вопреки голоду и холоду, находили эмоции, чтобы работать.

На долю Ленинградского театра музыкальной комедии выпала серьезная миссия в период Великой Отечественной войны. Именно оперетта, самый веселый и легкий жанр, была рядом со зрителями блокадного Ленинграда.

Продажа билетов с рук в Театр музыкальной комедии в блокадном Ленинграде.

Многие актеры труппы переехали жить в здание театра. Причины были разные: у кого-то разбомбили дом, кто-то жил очень далеко, а ходить приходилось пешком, ведь транспорт в городе не работал, со временем, когда наступили морозы и голод, это экономило силы для работы. Ежедневные бомбежки города, а немцы были очень пунктуальны в этом смысле, приучили всех жителей подстраиваться под этот чудовищный график. Спектакли перенесли с вечернего времени на дневное, и все равно они по нескольку раз прерывались воздушной тревогой. Зрители организованно спускались в бомбоубежище, артисты, как были, в сценических костюмах, поднимались на крышу тушить зажигательные бомбы, чтобы не допустить пожара.

Певцы и балерины – наверное, самая нежная публика из всей актерской братии – находили в себе силы и мужество не бросать публику. А залы почти всегда были полны. Раиса Беньяш, театровед, описывала быт Музкомедии того времени: «Двойная ответственность – за себя и за зал, – если и была вдвойне тяжкой, в то время рождала какую-то особую решимость и находчивость. А.А. Орлов (Александр Орлов, тенор) однажды был засыпан во время обвала; он долго лежал в больнице и вышел оттуда травматизированным. При первом сигнале тревоги его охватывал ужас. И он же на сцене однажды, когда началась очередная бомбежка, спокойно произнеся текст своей роли… сказал, обращаясь к публике: «Граждане, не торопитесь! Это только стекла, обыкновенные стекла».

Концерт артистов Ленинградского театра музыкальной комедии для раненых бойцов.

Однажды в соседнее с театром здание упала бомба, актеры срочно отправились помогать санитарной дружине выносить раненых. И тут бригадира санитаров, балерину театра Нину Пельцер, обуял страх, и она вдруг встала и отказалась идти в горящее здание. Дальше вот что пишет Раиса Беньяш: «В эти минуты в фойе внесли первую жертву – ребенка, девочку с короткими косичками и голубым бантом, забрызганным кровью. Пельцер схватила ребенка, уложила его на диван, осмотрела ушиб, прикрыла своим пальто и бросилась к горящему дому. И дальше вместе со всеми она носила раненых, накладывала повязки, успокаивала плачущих малышей и не замечала, что где-то совсем близко рвутся снаряды и что не только халат, но и платье под ним стали липкими от крови».

Сцена из героической комедии "Раскинулось море широко" Ленинградского театра музыкальной комедии. Премьера этого спектакля - о моряках Балтийского флота и быте в осажденном городе - состоялась 7 ноября 1942 года и имела оглушительный успех. После снятия блокады спектакль показывали в Москве, Ташкенте, Оренбурге, Киеве.

И все же веселая оперетта позволяла людям хоть на короткое время забыть о тяготах блокадного города. Да и бойцам на фронте необходимо было знать, что город живет, что в нем идут спектакли. Балерина театра Нина Пельцер однажды получила такое письмо: «Вчера я был в Ленинграде, был в вашем театре и видел вас. Теперь я спокоен. Когда на передовой немцы пустили слух, что Ленинград пал, мы не верили, но мы очень волновались. И вот раз приехал к нам один лейтенант и говорит: «Я в среду видел Пельцер…» Пельцер танцует? А теперь сам увидел, что вы танцуете. Не быть Ленинграду побежденным; об этом уж мы позаботимся».

Артисты Н.В. Пельцер (слева) и А.Г. Комков в сцене из спектакля "Раскинулось море широко".

А жизнь в городе становилась все тяжелее. Норма выдачи хлеба с 20 ноября по 25 декабря 1941 года составляла рабочим – 250 граммов; служащим и членам их семей – 125 граммов. Театр терял коллег. Некоторые умирали прямо на сцене во время репетиций. Отощавшие, синие от холода и голода балерины поддевали теплые рейтузы под трико: так теплее и ноги казались полнее. Здание не отапливалось. На сцене было холодно. Чтобы согреться, за кулисами артисты сидели в тулупах поверх балетных пачек и фраков. Когда русскому хору выдали их сафьяновые сапоги для выступления, они все оказались малы – ноги певцов распухли. Дистрофия изматывала людей, каждое движение требовало усилий, а ведь театр – это процесс: поставить декорации, свет, принести бутафорию, нанести грим… Такие же люди-тени в зале смотрели спектакль в верхней одежде, аплодисментов не было слышно – сил хлопать артистам у зрителей уже не было. Тощие и измотанные артисты и публика были нужны друг другу.

Актриса Театра музыкальной комедии З.Д. Габриэльянц перед выходом на сцену.

Вот еще одно яркое воспоминание Раисы Беньяш: «Цветов уже не было. На сцену бросали перевязанные ветки хвои. Пельцер получила корзину, составленную из зеленых веточек ели и сосны. Когда корзину подали на сцену, Комков взял ее, чтобы передать партнерше, но тотчас опустил на пол. Один актер хотел помочь ему, но отказался от своего намерения. Корзина была невероятно тяжелой. Когда в антракте ее совместными усилиями принесли за кулисы, выяснилось, что под зелеными ветками лежат картофель, брюква, морковь и даже головка капусты». Так жители города решили подкормить актеров: ведь если бы умерла театральная жизнь, умер бы весь город…

Когда в декабре в театре отключили электричество, актеры стали ездить с концертами в Красную армию. За 7 дней на Ладоге они дали 32 концерта. Январь и февраль 1942 года – самый страшный период блокады, это месяцы массовой смертности. Жизнь в городе замерла, и только Музкомедия еще работала. В марте, когда дали электричество, театр тут же возобновил спектакли.

Концерт фронтовой бригады Театра оперы и балета им. С.М. Кирова. 1942.

Рождение нового театра – в блокадном городе!

Городской театр (совр. Санкт-Петербургский академический драматический театр имени В.Ф. Комиссаржевской) открылся 18 октября 1942 года. Театры рождаются по-разному, этот родился из пьесы Константина Симонова «Русские люди», которая была напечатана в газете «Правда». Драма о трудностях войны – первый художественный отклик писателя на происходящие события. Пьеса сразу имела большой успех. Ее ставили на всех подмостках страны, зачитывали по радио, а Городской театр начал с нее свой первый блокадный сезон.

Городской театр. Сцена из спектакля "Русские люди".

Откуда же взялась в осажденном городе новая труппа? Зимой 1941–1942 годов в городе, за исключением театра Музкомедии, агитвзвода (бывший театр народного ополчения) и театра Краснознаменного Балтийского флота (КБФ), других не было. В его труппу вошли артисты Радиокомитета, Театра драмы им. Пушкина, Нового ТЮЗа и агитвзвода, жившие в городе.
Весь репертуар театра был посвящен войне, он укреплял в человеке силу духа, помогал выжить. Жители прозвали его блокадным. Вот расписание первого сезона Городского театра:

18 октября 1942 года – К. Симонов «Русские люди»
5 ноября 1942 года – А. Корнейчук «Фронт»
31 января 1943 года – Л. Леонов «Нашествие»
11 апреля 1943 года – К. Симонов «Жди меня»

Спектакли не прерывались даже во время обстрелов: публика уже настолько привыкла к бомбежкам, что отказывалась спускаться в бомбоубежище. Да и сил на лишние передвижения не было. А когда в театре погас свет, зрители из зала подсвечивали сцену ручными фонариками, которые всегда носили с собой, ведь в городе было темно.

Исполнение Седьмой (Ленинградская) симфонии Дмитрия Шостаковича в осажденном городе 1942г.

9 августа 1942 года состоялась премьера Седьмой симфонии. В Белоколонном зале Филармонии яблоку негде было упасть. Карла Элиасберга встретили овацией. Дирижер поднял палочку, и в зал ворвались неслыханные ранее звуки. Когда оркестр отзвучал, зал вскочил в едином порыве и долго аплодировал стоя. Было видно, что у людей по щекам текут слезы… А Карл Ильич удивлялся, почему немцы сегодня не стреляли? Немцы как раз стреляли, точнее, пытались расстрелять Филармонию. Но за час до концерта 14-й артиллерийский полк обрушил на вражеские батареи шквал огня, подарив, таким образом, дирижеру и слушателям 70 минут тишины. До снятия блокады оставалось еще много дней…

По материалам Портала культурного наследия России культура.рф


Источник: https://vk.com/club98877741
Категория: прочее | Добавил(а): Cassis (24 Октябрь 15)
Просмотров: 861
Понравилась статья?
Ссылка
html (для сайта, блога, ...)
BB (для форума)
Комментарии
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Помощь тяжело больным детям. Подробнее.
Форма входа







ПОГРУЖЕНИЕ В КЛАССИКУ. Здесь живет бесплатная классическая музыка в mp3 и других форматах.